+79618356541
 order@dagdiplom.ru
Дипломные работы
от 6000 рублей от 6 дней
Контрольные работы
от 300 рублей от 2 дней
Курсовые работы
от 1200 рублей от 3 дней
Магистерские дисс.
Индивидуальная стоимость и сроки
Отчеты по практике
от 1000 рублей от 1 дня
Рефераты
от 400 рублей от 1 дня
дошкольная подготовка в махачкале, подготовка к егэ в махачкале, репетитор в махачкале

База готовых уникальных дипломных и курсовых

  Ниже представлены студенческие работы на различную тематику, которые были выполнены нами за 2007-2015 гг. Вы можете купить любую из них, а также сразу заказать уникальную работу на основе того, что вы нашли. Если то, что вы хотите купить близко к Вашей теме, но не подходит по содержанию, то мы предоставим скидку при заказе соответствующей работы. Чтобы найти то, что Вы ищете рекомендуем Вам в течение одной  минуты:

- ознакомиться с правилами поиска нужной Вам работы в нашей поисковой системе
;
- рассмотреть особенности заказа курсовой работы
;
-
изучить преимущества заказа дипломной работы в нашей фирме
;
- протестировать качество фотографий, отпечатанных в нашей фирме
;
- прочитать еще несколько замечательных статей
:-)



Отчет по практике. ОАО Махачкалинский хлебозавод №2

Введение

Экономический потенциал страны, национальное богатство и качество жизни определяется главным образом состоянием трудовых ресурсов, уровнем развития кадрового и человеческого потенциала. В связи с этим анализ кадрового потенциала особенно актуален в условиях рыночной экономики.
Проблема эффективного использования и повышения конкурентоспособности кадрового потенциала стоит в России очень остро. Во-первых, в настоящее время промышленные предприятия испытывают серьезный дефицит квалифицированных работников, что заставляет кадровые службы вести постоянный поиск и дополнительную подготовку кадров.
Во-вторых, в связи со строительством новых и перевооружением существующих заводов возникает необходимость обновления кадрового состава промышленных предприятий. Однако реализация данной потребности затруднена отсутствием кадрового резерва и низким уровнем подготовки новых кадров на рабочие специальности. Эта ситуация обусловливает необходимость создания обновленной системы регенерации кадров.
В-третьих, до самого последнего времени в отечественной науке, как правило, работа велась только по отношению к трудовому потенциалу на уровне субъектов мезоуровня национальной экономики. То есть, практически неразработанной является проблема восполнения кадрового потенциала на микроуровне. Таким образом, требуется разработка понятия «кадровый потенциал промышленного предприятия».
В-четвертых, в отраслевых вузах промышленности и в специализированных средних учебных заведениях сейчас в связи с коммерциализацией, как правило, осуществляется подготовка только управленческих кадров. Это затрудняет поиск квалифицированных специалистов на вакантные должности и усиливает проблему подготовки кадрового резерва. В этой связи, снижается кадровый потенциал промышленных предприятий.
Значение кадрового потенциала в условиях рыночной экономики непрерывно возрастает и его невозможно переоценить. Рыночная экономика с многообразием форм собственности предъявляет особые требования к использованию кадрового потенциала, так как основные цели и стратегии предприятия жестко связаны с персоналом.
Достаточная обеспеченность предприятия нужными трудовыми ресурсами, их рациональное использование, высокий уровень производительности труда имеют большое значение для увеличения объемов продукции и повышения эффективности производства.
Результаты производственно-хозяйственной деятельности, выполнение бизнес-плана, динамики выполнения плана производства во многом определяются степенью использования кадрового потенциала.
На основании приведенных аргументов можно сделать вывод, что выбранная тема дипломной работы в настоящее время актуальна, поскольку кадровый потенциал и эффективность его использования прямо влияют на качество выпускаемой продукции, величину её себестоимости и конкурентоспособность.
Я проходила практику с 1 февраля 2012 года по 25 марта 2012 на предприятии ОАО «Махачкалинский хлебозавод №2».
 
Основные категории этики

Основные категории этики
Традиционная задача этики – быть «практической философией» - реализуется нормативной этикой, которая «помогает» морали в выработке наиболее общих понятий (категорий), в обосновании и оценке моральных ценностей, в установлении их субординации. Нормативная этика выступает своеобразной формой связи теоретической этики и практической морали, т. е. служит «передаточным механизмом» от теоретической к прикладной этике, занимающейся моральными коллизиями в конкретных ситуациях и сферах общественной практики.
Категория – это основное понятие, используемое той или иной наукой при изучении своего предмета. Этические категории – это основные понятия научного аппарата этики, отражающие наиболее существенные стороны и элементы нравственности. Длительная история развития этики, многообразие явлений, которые она изучает, а также глубина теоретических разработок – все это способствовало возникновению и развитию богатого категориального аппарата.
Особенностью категорий этики является то, что многие из них являются словами обыденного языка, например, «добро», «счастье», «свобода» и др. Это происходит потому, что предмет этики непосредственно с жизнедеятельностью людей, с теми смыслами и ориентирами, которыми они руководствуются в повседневной жизни.
Важным и, по сути, основным понятием этики является категория добра. С ее помощью выражается положительная нравственная характеристика того или иного явления. Противоположно ей, выражающее отрицательную нравственную оценку, - понятие зла. Естественно, что положительные или отрицательные характеристики даются исходя из определенных нравственных представлений.
В современной этике добро и зло – это нравственные оценки того или иного явления. Они находятся в зависимости от общественной практики человека. Однако ранее добро и зло воспринимались людьми в качестве реальных сущностей, принимая вид либо субстанции, либо личности (Бог, дьявол).
К понятию добра очень близко понятие нравственного идеала. Идеал – это некий высший образец, конечная цель нравственной деятельности. Этический идеал можно представить как совершенную личность, служащую примером для подражания. Также он может отражать и представления о должном обществе, о гармоничном социальном устройстве. В этом случае важную роль играет понятие справедливости, характеризующее меру соответствия между деятельностью человека и ее оценкой другими людьми, обществом.
Идеалы, являющиеся важными элементами в структуре нравственной деятельности человека, наполняют его жизнь смыслом. В этом случае каждый конкретный поступок осознан, соотнесен с общими ценностями, т. е. нравственно значимыми представлениями, встроен в общую линию поведения.
С понятием идеала тесно связано понятие нравственной нормы. Ведь чтобы соответствовать нравственному образцу, человек должен соблюдать определенные условия. Норма и есть такое условие, своеобразное требование к человеку. История этики дает нам множество различных норм, в частности, знаменитый Декалог - десять заповедей Ветхого завета. При этом необходимо помнить, что норма – не цель, а средство. Она значима не сама по себе, а своим идеальным обоснованием. Без связи с идеалом норма формальна и лишена нравственного содержания.
Нормы могут быть восприняты человеком как оптимально соответствующие его ценностным установкам, а, следовательно, необходимые, и в таком качестве стать внутренним побуждением.
В этом случае соблюдение нормы становится долгом, т. е. личной задачей человека, его обязанностью. Долг – это нравственная форма осознания необходимости действия. Человек совершает должный поступок добровольно, из уважения к идеалу, моральному закону и к себе. Важной характеристикой долга является его связь с волевыми характеристиками человека, так как чтобы исполнить свой долг, ему часто приходится преодолевать многочисленные трудности (как внешние, так и внутренние).
Осознание долга играет важную роль в личной и общественной жизни. Способность человека понимать, критически оценивать и переживать несоответствие своего поведения должному характеризуется понятием совесть. Совесть – это своеобразный нравственно-психологический механизм самоконтроля. Ответственность за свои поступки есть главная характеристика личности.
Предпочтение человеком одного нравственного стандарта другому фиксируется в понятии выбора. Возможность выбора указывает на важнейшую характеристику человеческого бытия – свободу воли. Категория свободы является ключевой в этике, так как нравственная реальность обосновывается на способности человека к самостоятельным поступкам. За свободно совершенное действие он ответственен в полной мере.
Кроме перечисленных выше категорий в этике есть много других общих понятий, таких, как вина, честь, достоинство и др.
Следует отметить, что каждая категория этики отражает определенную сторону нравственности, а в целом категориальный аппарат – реальное нравственное бытие человека, его сложность, иерархичность. Поэтому каждая категория не существует сама по себе, а находится во взаимодействии с другими.
Итак, сущность любого явления обозначается определенными категориями. Но особое место среди этических категорий занимают такие нравственные феномены, как Добро, Свобода, Справедливость, Честь, Достоинство, Совесть, Смысл жизни, Счастье, Любовь. Их роль в системе морали настолько велика, что они по праву могут быть отнесены к высшим моральным ценностям, так как от их правильного понимания во многом зависит наша нравственность: наши взгляды, оценки, поступки.

Гордость, честь и достоинство
Категории Честь и Достоинство отражают моральную ценность личности и представляют собой общественную и индивидуальную оценку нравственных качеств и поступков человека. Близкие по значению, они, однако, имеют важные смысловые различия.
Честь как моральный феномен есть внешнее общественное признание поступков человека, его заслуг, проявляющееся в почитании, авторитете, славе. Поэтому чувство чести, внутренне присущее личности, связано со стремлением добиться высокой оценки со стороны окружающих, похвалы, известности.
Достоинство – это, во-первых, внутренняя уверенность в собственной ценности, чувство самоуважения, проявляющаяся в сопротивлении любым попыткам посягнуть на свою индивидуальность и независимость. И, во-вторых, достоинство человека должно получить общественное признание.
Общественное одобрение приходит к человеку со стороны его социального окружения, поэтому честь воздается ему в соответствии с оценкой, которую получают качества человека как представителя той или иной социальной группы (класса, нации, сословия, коллектива). Понятие достоинства более универсально, оно подчеркивает значимость личности как представителя человеческого рода. Чувство чести вызывает желание возвыситься в той социальной группе, от которой добиваешься почестей. Чувство же собственного достоинства основано на признании принципиального морального равенства с другими людьми.
Понятия чести и достоинства имеют свои исторические корни. Они наполнялись конкретным содержанием в зависимости от типа личности, присущего той или иной нравственной системе, и от характера связи личности с общественной средой.
Чувство чести возникает в тех общественных укладах, где существуют строго фиксированные социальные различия, и общество напрямую заинтересовано в их сохранении. В архаической культуре «чужой» оценивался заведомо отрицательно, принадлежность же к «своим» давала человеку право добиваться высокого статуса в среде соплеменников.  Не равенство, а иерархия считалась основным принципом организации человеческого общества, поэтому в древнем мире доминирующим оказывается понятие чести как возвышение в «своей» среде. Чем более жесткие формы имеет ранговая структура общества, чем выше и прочнее барьеры, отделяющие одно сословие или слой от другого, тем большую роль в его нравах играет честь. Своего максимального расцвета честь достигает в феодализме. Самыми характерными культурно-историческими феноменами чести можно считать рыцарство в западноевропейском Средневековье, русское дворянство, сословие самураев в Японии и т. п. В полных своих формах честь включает в себя посвящение и другие символические процедуры.
Понятие гражданского достоинства зарождается в античную эпоху, сопровождавшуюся образованием государств. Однако оно не связывается  с индивидуальной самобытностью личности. Ценность человека определяется исключительно его принадлежностью к государству. Причем понятие достоинства относилось только к свободным гражданам. Раб не считался человеком и поэтому не имел ни человеческого, ни гражданского достоинства.
Смысл жизни
Проблема смысла жизни встает в связи с осознанием ограниченности и конечности собственной жизни. Неизбежность смерти придает земной жизни необратимый и неповторимый характер.
Определенное решение этой проблемы появляется одновременно с возникновением религии, так как именно религия выступает той формой культуры, в которой ставится вопрос об интеграции ценностей. Но как особое понятие «смысл жизни» вводится только европейской этикой Нового времени под существенным влиянием христианства. Возникшая в рамках религиозной этики проблема смысла жизни сохраняет свое значение и в этике нерелигиозной, даже атеистической, поскольку вопрос о систематизации человеческой жизни не связан напрямую с вопросом о наличии или отсутствии сверхчеловеческого существа.
Вопрос о том, для чего человек живет на Земле, интересовал многих мыслителей на всем пути развития человечества. В разные времена разные философы отвечали на этот вопрос по-разному.
Различные подходы к вопросу о смысле жизни делятся на две группы: имманентные и трансцендентные. С точки зрения имманентных концепций, смысл жизни заключен внутри нее, т. е. жизнь может быть ценной сама по себе, если она отвечает определенным условиям. Для трансцендентных концепций смысл человеческой жизни располагается за ее пределами, как правило, в каком-то сверхчеловеческом состоянии, для которого наша земная жизнь является только приготовлением.
У каждого из этих подходов есть свои достоинства и недостатки. Имманентный подход отличается приземленностью и не дает человеку полного примирения с фактом смерти. Трансцендентный подход такую возможность дает, объясняя смерть точкой перехода в иное, возможно, более совершенное состояние, но он всегда остается гипотетическим, потому что переход в другое состояние не дан человеку в его опыте: никому достоверно неизвестно, что будет после смерти.
Счастье
Счастье является одной из глобальных, бесспорных для любого человека нравственных ценностей. В истории философии (как и в житейской практике) можно найти множество толкований счастья.
Еще в древнегреческой этике возникло учение о стремлении человека к счастью – эвдемонизм. Древнегреческий философ Демокрит понимал счастье как особое благостное состояние души, заключающееся в уравновешенности, гармонии, размеренности, невозмутимости, бесстрастии. В более поздней этике киников встречается подобное понимание: быть счастливым – значит не знать страстей, быть безразличным ко всем ценностям, «жить по природе», сохранять независимость и спокойствие. Для Эпикура счастье – в наслаждении (особом состоянии души, благородном спокойствии, безмятежности, невозмутимости духа).
В христианском вероучении понятие счастья обретает сугубо духовный смысл, связанный с Божественным откровением и не имеющий отношения к радостям земного бытия.
В эпоху Возрождения законным нравственным принципом поведения вновь провозглашается стремление к земному счастью. Но особенно большое значение принцип эвдемонизма приобретает в этике французских материалистов XVIII века. Счастье человека они объявляют конечной целью всякого общества и всякой полезной деятельности людей. Стремление к счастью трактовалось ими как данное человеку от природы, а достижение счастья – как осуществление подлинного назначения человека.
Таким образом, чаще всего встречается модель, в рамках которой счастье соотносится с неким благом, с его обладанием или созиданием.
Существует и другое мнение: чтобы человек был счастлив, он должен не иметь, а быть (Э. Фромм) – быть нравственной, самодостаточной личностью, отличающейся определенными моральными качествами. Поэтому счастливый человек никогда не будет совершать заведомо злых поступков, иначе он утратит ощущение счастья. Еще Аристотель говорил, что добро – это путь к счастью и одновременно его составной элемент.
Русское слово «счастье» можно понять как «соучастие», т. е. причастность данного индивида высшей мироуправляющей силе, как божественное участие в его судьбе. Счастье – это благоприятное течение человеческой жизни и глубокое субъективное удовлетворение этим течением.
Поскольку счастье характеризует качество и отношение к жизни в целом, то его можно определить как сложную гамму чувств, в которой положительные переживания каким-то образом преобладают над отрицательными. Отдельными элементами этой сложной гаммы будут удовольствия. Удовольствие, или наслаждение, - это элементарное психическое переживание, в котором осуществляется непосредственная положительная оценка какого-либо действия, явления или ситуации.
Любовь
Самой притягательной нравственной силой на протяжении всей истории была любовь. Ее могущество заключается в том, что она радикально преображает человека, побуждает его всеми силами души стремиться к совершенству.
Любовь в широком смысле – это нравственно-эстетическое чувство, выражающееся в бескорыстном и самозабвенном стремлении к своему объекту, в потребности и готовности к самоотдаче.
Построить иерархию нравственной ценности видов любви достаточно сложно. Можно выделить: 1) общую установку на любовь, т. е. открытость миру, потребность в близости, способность к заботе, жалости, состраданию, нравственная ценность которой – в возвышении личности; 2) любовь к объектам высшего порядка – Родине, своему народу, которая в соединении с чувством долга, чести, ответственности образует основу нравственного мировоззрения; 3) индивидуальную любовь к родителям, детям, мужчине или женщине, придающую особый смысл жизни конкретному человеку; 4) любовь к предметам и процессам, имеющая опосредованную нравственную ценность.
Индивидуальная половая любовь – межличностное единство с другим человеком. Но любовь – это не любое единство, а связь, предполагающая сохранение целостности человеческой личности; сила, позволяющая преодолеть отчуждение между людьми. Любить в нравственном смысле означает прежде всего давать, а не получать. Но, делясь своей жизнью, человек духовно обогащает другого. Способность любить, отдавая, зависит от развития личности. Это предполагает, что человек должен выработать в себе установку на плодотворную деятельность, преодолев склонность к самолюбованию, бессмысленному времяпрепровождению, накопительству и насилию над другими. Таким образом, в моральном смысле ценность половой любви в том, насколько она облагораживает человека, и в том, каково соотношение обладания и дарения в процессе любви.
Любовь так же многообразна по своим формам и содержанию. Нравственная ценность любви в том, что она мобилизует все силы личности. Например, страстная любовь – причина подвигов и гениальных произведений, придает смысл жизни и уничтожает страх смерти. Но ее особенность – в динамичности и недолговечности, в ее обязательной связи с физическим влечением, в ее способности лишить личность рационального контроля за своим сознанием и поведением. Общественное сознание признает силу и значение страстной любви, но относится к ней настороженно, поскольку именно страстная любовь чаще других видов любви приводит личность к внутреннему конфликту между долгом и любовью, между влечением и совестью.
Существует любовь-дружба, которая соединяет в себе признаки любви и дружбы, требует взаимопонимания и поддержки. Любовь-дружба возникает как развитие страстной любви или независимо от нее. Сила и ценность любви-дружбы – в ее постоянстве и долговечности, соединения рационального и эмоционального основания, в меньшей опасности разрушительного влияния на личность.
Можно назвать и любовь-заботу: материнская и отцовская любовь, братская любовь и т. д., означающие глубокое чувство ответственности, заботу, уважение, знание другого человека, желание помочь ему в жизни.
В истории развития нравственного сознания человеческого общества у каждого вида любви свое место. С древних времен существуют нравственные требования любить свою родину, свой народ, во всех культурах существует почитание своих родителей, позже нравственной ценностью оказывается любовь к детям. Противоречивым было и осмысление индивидуальной половой любви в морали и искусстве.
Древнее общество не знало любви в нашем понимании этого слова: любви-привязанности одного человека к другому, мужчины и женщины. Семья как общественная группа выполняла задачи экономического обеспечения, обеспечения безопасности ее членов и воспроизводства населения. Мы можем предполагать, что в культуре этого общества не было такой ценности, как индивидуальная любовь, будь то любовь родительская, братская или эротическая. И далее в течение длительной человеческой истории семейная жизнь и любовные переживания существуют раздельно, знаменуя собой либо разные возрастные этапы, либо разные сферы частной жизни человека. Отражение именно такого положения вещей можно увидеть в произведения искусства любой эпохи: супружеская любовь представляется как привычка или притворство, скрывающие пресыщение, скуку и конфликт.
Любовь как ценность и условие брака утверждается в общественном мировоззрении, культуре и обыденном сознании к концу XIX в. Можно утверждать, что в XX в. в Европе, Америке и России стало считаться безнравственным заключать браки без любви. В России такие властители дум, как Толстой, Тургенев, Чехов пытались доказать пошлость и аморальность брака, построенного на расчете и необходимости.
Семья
Важнейшим институтом, созданным культурой для регуляции отношений между полами, является семья. Именно в ней человек получает первый опыт любви, и от того, каким насыщенным и плодотворным он будет, существенно зависит его собственная способность любить.
В семейной обстановке формируется представление человека о взаимоотношениях мужчины и женщины, отцов и детей, об общественных идеалах, о нормах добра и зла. Семья основывается на кровнородственных связях, но семейные отношения имеют и экономический, и социальный, и юридический, и духовный аспекты.
Семья как общественная группа существует с древнейших времен. Мировая культура создала три основные формы семьи, функции которой охватывают почти весь спектр человеческих потребностей и интересов. Этими тремя формами являются моногамия, полигамия и полиандрия.
Самая распространенная форма – моногамия (единобрачие). Для европейской морали, основанной на христианстве, эта форма семьи в наибольшей степени способствует равенству, справедливости и любовным отношениям между полами.
В странах исламской цивилизации, а также в большинстве аборигенных первобытных культур широко представлена полигамия (многоженство). При такой форме семьи практически отсутствуют одинокие женщины, но не может быть речи даже об относительном равенстве между мужчиной и женщиной, а любовь между супругами приобретает несимметричный характер.
Полиандрия (многомужество) существует в крайне незначительном числе культур (например, в тибетском королевстве Мустанг) и обусловлена факторами демографического и хозяйственного плана, прежде всего, необходимостью сдерживать рост народонаселения. В данной системе обездолено большинство женщин, которые лишены возможности быть любимыми, вступить в брак и родить детей.
В нравственном отношении моногамия более предпочтительна, чем другие формы семьи. Она более соответствует человеческой природе. Однако далеко не каждые два человека, даже искренне и страстно влюбленные, могут образовать нравственно полноценную семью, да и сам этот процесс требует длительных, порой очень тяжелых усилий по взаимной гармонизации.
Нравственную основу семьи составляет специфический спектр ценностей. Ее ядро образуют два человека, соединяющихся из-за того, что для каждого из них другой представляется самым ценным. Распад семьи происходит вследствие разрушения этого сугубо избирательного ценностного отношения. Даже если супруги продолжают жить вместе, но потеряли друг для друга всякую ценность, семьи больше нет, она продолжает существовать чисто номинально, не выполняя своего главного нравственного предназначения.
Для семьи нужна готовность принимать другого человека таким, каков он есть, не пытаясь переделать его на свой лад; радоваться его успехам, поддерживать в кризисные моменты. Устойчивость к неизбежным потрясениям приобретает та семья, где сложилось ясное распределение обязанностей, выработан механизм принятия решений с учетом интересов всех членов. Будучи ячейкой общества, семья вбирает в себя все механизмы нравственной регуляции поведения, но усиливает их действие, поскольку связи в ней носят непосредственный, интимный характер.
Кризис современной семьи, выразившийся в росте разводов и одиноких людей, снижении рождаемости и обособлении поколений, уменьшает нравственную защищенность человека и уровень его удовлетворенности жизнью. Перспективы его преодоления пока достаточно призрачны. Осторожные надежды внушает общая стабилизация жизни, целенаправленная социальная политика, укрепление духовных устоев.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.    Гусейнов А. А.. Апресян Р. Г. Этика. – М., 1999.
2.    Зеленкова И. Л. Этика. – Минск, 2003.
3.    Зеленкова И. Л., Беляева Е. В. Этика. – Минск, 2000.
4.    Золотухина-Аболина Е. В. Современная этика. – Ростов-на-Дону, 2003.
5.    Кондрашов В. А. Этика. Чичина Е. А. Эстетика. – Ростов-на-Дону, 1998.
6.    Основы этических знаний. – СПб., 1998.
7.    Шрейдер Ю. А. Лекции по этике. – М., 1994.
8.    Этика / Под ред. Мишаткиной Т. В. – Минск, 2002.
 
Народный орнамент в Дагестане

Народный орнамент в Дагестане
Роскошь и загадка, восточная мудрость и аристократизм – все это заключается в двух словах «кубачинское серебро». Серебряный браслет на нежной женской руке притягивает и завораживает замысловатым переплетением узора. Хочется разгадать эти ювелирные знаки, постичь их тайну, не отрывая взора от блеска драгоценного металла.
Издревле одними из самых искусных мастеров-ремесленников, творящих настоящие шедевры из серебра, были кубачи – жители поселения в горах Дагестана, славившиеся умением изготавливать доспехи и кольчуги. С тех пор кубачинское серебро – это знак качества достойный самых драгоценных персон.
Кубачинское мастерство названо так по месту возникновения ремесла – дагестанский аул Кубачи. В античные времена древние греки разрабатывали рудники на территории Кавказа, добывали драгоценные металлы, в том числе серебро, и здесь же занимались изготовлением ювелирных изделий. Так местные жители переняли искусство владения металлом. Тем не менее, о самостоятельных кубачинских мастерах стало известно из трудов арабского историка Аль-Масуди, жившего в X веке. По его рассказам на территории нынешнего аула Кубачи проживали ремесленники – кольчужники, изготавливавшие не только великолепные по своим защитным свойствам кольчуги, но и лучшее боевое оружие. Отсюда и пошло название «Кубачи», что в переводе с турецкого языка означает «оружейных дел мастера» или «кольчужники».
«Кубачи» по праву является брендом в мире эксклюзивных ювелирных произведений из серебра.
Серебряные изделия ручной работы во все времена считались признаком хорошего вкуса. Столовое серебро кубачинцев поражает своей роскошью и неповторимостью. Серебряные чаши и блюда с черненным цветочным орнаментом удивляют истинных ценителей эксклюзивных ювелирных изделий. Кубки для напитков, инкрустированные различными каменьями, напоминают восточные сказки о джинах и падишахах. Кубачинское серебро по праву займет главное место в коллекции фамильных драгоценностей.
Изделия кубачинских мастеров отмечены премиями и грамотами многих российских и зарубежных выставок. Некоторые серебряные изделия выставлены в музеях всего мира. Столовое серебро Кубачи от других производителей отличает оригинальная обработка металла, сложная гравировка, великолепные узоры, нередко покрытие чернью, эмалью, а также кубачинские мастера размещают на изделиях вставки из слоновой кости и камни различной красоты и ценности.
В истории кубачинцы известны с XI в, как зирихгераны (перс. «кольчужники»), а с XV в. — как Кубачи (турец. «кольчужники»). В V—X вв. Кубачи — центр Зирихгерана — одного из раннегосударственных образований Дагестана, игравшего активную роль в политической жизни Северо-Восточного Кавказа. В XVI—XVII вв. отстаивали независимость в борьбе с кайтагскими уцмиями и казикумухскими ханами. В XVIII в. кубачинцы испытали нашествие войск иранского завоевателя Надир-шаха. После присоединения Дагестана к России по Гюлистанскому договору 1813г селение Кубачи вошло в состав Кайтаго-Табасаранского округа. С 1921 года Кубачи в составе Дагестанской АССР, с 1991 — Республика Дагестан.


Занятия и традиции
Основное традиционное занятие кубачинцев — ремесло. Земледелие и скотоводство носили подсобный характер. Развитыми отраслями ремесла являлись металлообработка, резьба по камню и дереву, строительное дело, обработка кости.
Женскими промыслами были ручное вязание, вышивка, ткачество (производство сукон), изготовление войлока и обуви из него. Оформившихся цеховых организаций в селе Кубачи не было. Мастерство передавалось по наследству. Ведущая и высокоразвитая отрасль традиционного ремесла — металлообработка включала: 1) медно-чеканное дело — изготовление водоносных сосудов, ритуальной посуды, крышек к котлам; 2) литье бронзовых котлов, светильников; 3) изготовление художественно отделанного холодного и огнестрельного оружия; 4) изготовление разнообразных женских украшений, предметов мужского костюма (пояса, газыри), деталей конского снаряжения. Изделия этих производств находили широкий сбыт далеко за пределами края. Высокой степени совершенства достигло в XIII—XV вв. литье декорированных бронзовых котлов. В XIV—XV вв. переживала расцвет резьба по камню и дереву. На каменных рельефах высекались сцены охоты, состязаний, борьбы животных, звериного гона, изображения животных и птиц, растит, и эпиграфич. орнамент. В XVI—XVII вв. оформились основные типы кубачинского орнамента растительного стиля, широко применявшегося в разных видах народного искусства. В XVIII—XIX вв. получили широкое развитие изготовление холодного и огнестрельного оружия, отделанного серебром, резной костью, золотой насечкой, а также ювелирное искусство, узорное вязание и золотошвейное дело. Кубачи стал крупнейшим на Кавказе центром изготовления лучших образцов оружия и ювелирных изделий. Со 2-й половины XIX в. получило широкое развитие отходничество мастеров в города Кавказа. Среди кубачинцев выделялись хозяева златокузнечных мастерских, пользовавшиеся наемной рабочей силой, а также скупщики, ростовщики, антиквары. В быту кубачинцев в XIX — начале XX вв. сохранялось значение родственных групп — тухумов, состоявших из кровнородных семей (первоначально по отцовской, позднее и по материнской линии). Тухум поддерживал общественное и идеологическое единство, а в хозяйственном отношении каждая родственная семья представляла самостоятельную единицу. Тухум был эндогамным, браки предпочитались внутри-тухумные. Заключение брака, развод, порядок раздела наследственного имущества определялись нормами шариата. Положение женщины было бесправное, её поведение строго регламентировалось адатом и шариатом. Многоженство не получило распространения. Браки между двоюродными и троюродными братьями и сестрами не ограничивались и совершались по воле родителей. Кубачинцы почти не заключали браки с представителями других народов. В общественной жизни кубачинцев большое место занимали мужские союзы гулалла ак букун (союз неженатых), изобиловавшие сложными и разнородными, строго соблюдавшимися церемониями и обрядами. Основу социальной организации кубачинцев составляла сельская община — джамаат, внутренняя жизнь которой регулировалась нормами адата и шариата. Внутренние и внешние дела, судебная и исполнительная власть находилась в ведении особой организации Чине из 7 чел. избираемой джамаатом на народном сходе. Ей подчинялась военная организация Батирте, в функции которой входили охрана селения от внешних нападений, защита лесных, пастбищных и сенокосных угодий, скота. После введения административного управления в середине XIX в. значение Чине сошло на нет, но селение оставалось самоуправляющейся единицей. Кубачи — крупное горное селение (ши). При выборе места поселения учитывались четыре фактора: 1) максимальная экономия земли; 2) близость источников воды и угодий; 3) надёжная оборона; 4) солнечная (южная) ориентация. По планировке и характеру застройки Кубачи — террасообразное (многоярусное) поселение с тесно и компактно застроенными кварталами и вертикальной зональностью. В планировке и общем архитектурном облике селений Кубачи существенные изменения произошли с начала 60-х гг. XX в., когда началось интенсивное стр-во по всем направлениям, куда позволяет рельеф местности.
Традиционные жилища
Жилища кубачинцев — многокамерные, 2-3х этажные,  плоско-кровельные сооружения из камня. В самых нижних этажах располагались хлев, конюшня, на 2-м — сеновал, склад топлива, а в верхних этажах — жилье из множества комнат, кладовые для продуктов, домашние мастерские златокузнецов. Своеобразием отличался интерьер жилой комнаты. На полу настилали ковры, В средней части одной из стен находился пристенный очаг с орнаментированным дымарем. Вдоль другой стены располагались полки для разнообразной металлической посуды местного производства и ближневосточного происхождения (Египет, Иран, Ирак, Сирия). Другие две стены увешивались рядами медных подносов, фарфоровых и фаянсовых блюд керамических центров Ирана, Китая, Сирии, Японии, России и европейских стран. Кубачинский интерьер со своеобразными домашними музеями сохраняется и ныне у большинства жителей селения, хотя жилище претерпело изменения (кровати, мебель, телевизоры и т. д., комнаты, кроме каминной, обставлены по-городскому).
Традиционная одежда  

Традиционная женская одежда: платье-рубаха туникообразного покроя; парчовая шуба; с короткими рукавами (ныне вышла из употребления); головной убор чухта (квадратная повязка с нашитыми разноцветными лоскутами), каза (белая, обычно вышитая полотенцеобразная накидка-повязка), кате — шерстяной платок-накидка, белые войлочные сапоги (ныне вышли из употребления) и вязаные узорные носки. Свадебный наряд: платье из вост. парчи, вышитые золотыми и серебряными нитями «казы», различные украшения — серебряные цепочки на чухте, крупные золотые перстни, серебряные браслеты, нагрудные подвески, отделанные зернью, жемчугом и самоцветами. Мужская одежда общедагестанского типа: рубаха туникообразного покроя, прямые штаны, бешмет и черкеска, сафьяновые или войлочные сапоги, овчинные шубы и папахи. В комплекс одежды входили серебряный наборный пояс, кинжал и газыри к черкеске. Ныне национальная мужская и женская одежда вытеснена общеевропейской одеждой городского типа. Однако уникальный для региона «каз» остался обязательным элементом женского гардероба и одевается совместно с современной одежной общеевропейского типа.
Традиционная пища Кубачей

Традиционная пища у кубачинцев в целом аналогична пище других народов Дагестана, но имеет некоторые особенности в способах приготовления блюд, их компонентах и наименованиях. Основные продукты — зерно и мясо-молочные продукты. Распространенные блюда — хинкал из пшеничной и кукурузной муки, супы с фасолью, рисом, чечевицей, «пироги» (традиционное название в Дагестане «чуду», в с. Кубачи — «Аля-кутце») и вареники с начинкой из мяса, творога, яиц, крапивы, картофеля, требухи, тыквы, плавленого местного сыра. Широко употребляются молочные продукты — молоко, масло, сыр, творог, молочные супы с рисом, лапшой, каши......
Культура

Духовная культура кубачинцев при общности её с духовной культурой даргинцев и других народов Дагестана имеет и специфические черты, проявляющиеся в особенностях народных обычаев, обрядов, традиционных верований, большом своеобразии быта и производств, деятельности. Особенности эти проявляются в народной хореографии, музыке, фольклоре. Тщательно разработанные обрядовые и ритуальные танцы разных видов исполняли под музыку (зурна и барабан) члены мужских союзов во время проведения цикла «союза неженатых», а также на свадьбах. Кубачинский фольклор, типологически близкий фольклору даргинцев, имеет свои особенности, обусловленные характером осн. трудовой деятельности кубачинцев — мастеров — оружейников и ювелиров. Отмечаются новогодний праздник (по лунному календарю) — день весны и ежегодно в начале мая праздник «хождение по воду от сглаза», сопровождающийся церемониальными шествиями, музыкой, танцами, весельем, сбором цветов. Вплоть до XX в. у кубачинцев сохранялись традиционные доисламские верования, проявлявшиеся в обрядах вызывания солнца и дождя, почитании священных деревьев, культе орла и разл. животных, магич. обрядах лечения от сглаза, ношении различного рода амулетов и талисманов. В конце XIX — начале XX вв. высокого профессионального мастерства достигли мастера Магомед Гасан, Уста Ибрагим, Гаджиабдулла Ибрагимов, чьи изделия экспонировались на выставках в Тифлисе, Петербурге, Париже, Лондоне, Константинополе, Тегеране и неоднократно удостаивались золотых и серебряных медалей. В 1924 году в селе Кубачи была организована ювелирная артель, преобразованная в 1960 году в Кубачинский художественный комбинат, ставший крупным предприятием народных художеств, промыслов Дагестана (780 мастеров и мастериц, из них — 230 надомниц по вязанию узорных носков). Комбинат выпускает разнообразные изделия из серебра, в том числе высокохудожественные образцы — кувшины, вазы, кубки, сервизы, декоративные блюда, женские украшения, которые удостаивались наград на многих отечественных и зарубежных выставках (Брюссель — 1958 год, Монреаль — 1967 г, Осака — 1970 год и др.). Ведущим мастерам, развивающим национальные традиции народного искусства, присвоены почетные звания народных художников России и Дагестана, многие — члены Союза художников России, награждены орденами и медалями, а Р. Алиханову, Г. Магомедову, А. Абдурахманову, Г. Кишеву и Г. Чабкаеву присуждена Государственная премия Российской Федерации. Коллекции изделий и памятников кубачинского искусства хранятся в крупнейших музеях России и зарубежных стран — в ГИМе, Москва; Эрмитаже, Санкт-Петербург; Лувре, Париж; Музее Виктории и Альберта, Лондон; Метрополитен-музее, Нью-Йорк, и многих других. Деятельность кубачинцев ныне вышла далеко за пределы их традиционных занятий. Среди национальной интеллигенции писатели (Абу-Бакар и др.), учёные, врачи, инженеры.
 
МОДЕЛИ ИМЕНОВАНИЯ ЛИЦА В РАЗНЫХ ТИПАХ ДЕЛОВОЙ ПИСЬМЕННОСТИ XVII ВЕКА

«Для истории деловой речи большое значение имеет изучение процессов образования формул и терминов, <...> их индивидуального, а, возможно, и территориального варьирования, распространения в различных видах деловой письменности» [1. С. 68-69]. Мы сосредоточили свое внимание на образовании и функционировании антропонимических формул, то есть формул именованиях лица в разных видах деловой письменности XVII в.
Старорусская деловая письменность была представлена громадным количеством разнообразных документов. Особенности языка и стиля каждого документного жанра были обусловлены его формуляром, содержанием и назначением (для внутреннего пользования/для московских приказов). На антропонимическом уровне «колебания стиля» [2. С. 43] в старорусских деловых документах проявлялись особенно отчетливо, что помимо всех выше перечисленных факторов было обусловлено еще и так называемым «человеческим фактором». Дело в том, что единая официальная модель именования лица, каковой сейчас признана трехчленная модель именования, включающая личное имя, отчество и фамилию, в XVII в. еще не была принята, поэтому именование человека в каждом деловом документе фактически создавалось заново составителем документа. При этом немалое значение имела степень образованности составителя, знания им требований приказного языка, его социальное положение и др.
Сравним модели именования лица в старорусских деловых документах трех типов: писцовых, таможенных и монастырских. Все исследуемые документы были составлены на Русском Севере, а именно в Тотемском уезде с центром в г. Тотьме, поэтому сохранили много локальных антропонимических особенностей, важнейшей из которых является раннее становление северорусских фамилий.
Писцовые книги - это документы, отражающие результаты массовых переписей населения, проводившихся в Московском государстве в XV-XVII вв. Официальный статус и общегосударственное значение памятника определили строгость, стандартность и системность антропонимических средств, использованных в нем.
С целью проведения переписей из Москвы в разные концы государства направлялись писцы и подьячие, которые и явились составителями писцовых книг. Перед ними стояла важнейшая задача: как можно точнее и полнее описать все население определенной территории с целью его дальнейшего налогообложения. Для антропонимии писцовых книг установка их составителей сыграла важнейшую роль: из-за потребности в более точной идентификации лица в писцовых книгах XVII в. значительно раньше, чем во многих других документах, активизировалась трехкомпонентная модель именования лица.
Известно, что нормы составления писцовых книг первой половины XVII в. требовали называть человека «по имени и по отцу», однако составители некоторых писцовых книг того времени уже стремились к более точной идентификации лица. Так, в писцовой книге г. Тотьмы с посадом и уездом 1623-25 гг. трехкомпонентные именования называют около четверти всех жителей, например: Петр Герасимов сын Брагин, Еремей Тихонов сын Глызин, Олексей Олексеев сынДобрышин [3. Л. 41 об].
А через полстолетия, в писцовой книге 1676-79 гг., описывающей тот же То- темский уезд, трехкомпонентные антропонимы называют уже ... городских жителей и до 70% крестьян. Многие именования в писцовой книге 1676-79 гг. являются фамилиями. Например: Тихонко Скребехов [3. Л. 31 об] - Дениско Тихонов сын Скребехов [3. Л. 41 об] - Тряска Денисов сын Скребехов, Ивашко Денисов сын Скребехов [4. Л. 198, Л. 60 об]. В Тотемском уезде, как и на других севернорусских территориях, «становление фамилий протекало значительно раньше, чем в средней полосе России, где большая часть крестьянства была закрепощена, а крепостным фамилий не полагалось» [5. С. 67]. По подсчетам В. А. Никонова, в Тотемском уезде крепостными были только 1,5% крестьян [5. С. 79].
Фамилии проникали в деловую письменность из разговорной речи, где они функционировали, по-видимому, задолго до их закрепления в документах. Однако кодификация фамилий происходила именно в деловом языке, где они приобретали статус устойчивых именований, указывающих на принадлежность именуемого к определенному семейному коллективу. Севернорусские писцовые книги сыграли важнейшую роль в кодификации и сохранении фамилий по причине их исключительной государственной важности и, как следствие, из-за установки их составителей, стремившихся предоставить государству наиболее полную информацию о налогоплательщиках в форме их трехкомпонентных именований, включавших семейное прозвание.
Сравнение писцовых книг с документами других типов, с точки зрения моделей именования лица, подтверждает этот вывод. Так, в таможенной книге г. Тотьмы 1627 г. трехкомпонентные антропонимы составляют не более 3% всех именований. Причем, во второй половине XVII в. этот показатель не становится выше: в таможенной книге 1675-76 гг. доля трехкомпонентных именований равна 2%. Очевидно, составители таможенных книг не испытывали потребности в столь точной идентификации лица, как составители писцовых книг.
Таможенные книги составлялись в местных таможнях на основании ежедневных записей о приходах и расходах этих учреждений. Составителями таможенных книг являлись местные дьячки и подьячие. Для записи именований торговых и работных людей, плативших в таможню разнообразные налоги, составители таможенных книг регулярно использовали двухкомпонентную модель: «Того ж дни тотмянин Дружина Оверкиев женился, платил 2 ал» [6. Л. 416]; «Того ж дни важанин Калина Васильев сам друг платил гости- ново» [6. Л. 65 об.]; «Того ж дни моеквитин Иван Елисеев продал Якову Кузнецу штаны, цена 6 алтын, платил 2 денги» [6. Л. 444 об.].
Формуляром таможенных книг было предусмотрено указывать территориальную принадлежность каждого лица. На основании этих сведений устанавливался размер таможенной пошлины: иногородние и местные торговцы подлежали таможенному обложению в разных размерах. Например: Того ж дни ехал галичанин Тимофей Вахромеев на лошадех; Того ж дни ехал костромитин Прохор Павлов на 3 лошадех [6. Л. 93 об.]. Территориальная характеристика была не только информативно значима, она уточняла и дополняла двухкомпонентное именование, поэтому потребности в более точной идентификации лица (с помощью трехкомпонентного именования) у составителей таможенных книг, видимо, не возникало.
Не вызывает сомнений, что именно различиями в формуляре, содержании, назначении писцовых и таможенных книг обусловлены различия в моделях именования лица в этих документах. Между тем, монастырские книги, взятые нами в качестве третьего источника для описания основных моделей именования лица в старорусских документах разных типов, также демонстрируют оригинальные принципы именования лица, отличные от двух других документов.
Монастырские книги являлись документами внутреннего пользования, то есть составлялись для нужд монастырей и при монастырях. Так, приходо-расходные книги Тотемского промысла Спасо-Прилуцкого монастыря XVII в., которые использованы в нашем исследовании, регистрировали доходы и расходы монастырской казны на соляном промысле. В отличие от таможенных и писцовых книг, формуляр и содержание монастырских книг определялись не государством, а самим монастырем. Поэтому нормы записи именований, принятые для писцовых и таможенных книг, к монастырским книгам не имели никакого отношения.
Такая обособленность монастырской письменности не могла не отразиться на ее антропонимии. Так, например, в первой половине XVII в. в монастырских книгах доминировали не двух- и не трех-, а однокомпонентные именования. Наняли казака (т.е. слугу) Матфийка, наняла казака Утку, бадейщику Томилу дано 10 алт. (т.е. алтын), кузнецу Нерату от дела дано 20 алт. [7. С. 24, С. 89]. Все однокомпонентные именования в источниках называют работников монастыря, которые, видимо, были хорошо знакомы составителю документа и поэтому для их идентификации достаточно было однокомпонентного антропонима, дополненного указанием на профессию или род занятий именуемого.
Естественно, однокомпонентные именования были не всегда приемлемы даже для составителей монастырских книг, в определенных случаях они употребляли и двух-, и трехкомпонентные антропонимы: взяли долгу на Первуше Шимрине рубль; наняли Зуя Потанина бадей делати трубных; куплено дров у Михаила Скоборъина, купили дров у Шумка у Третьякова с. Розпопина [7. С. 224, 227, 230, 232]. Заметим, что если однокомпонентные именования называли монастырских работников, живших и работавших при монастыре, то двухкомпонентные именования называли наемных работников, приходивших в монастырь исполнять временные работы. Таким образом, с помощью разных антропонимических формул составители монастырских хозяйственных книг первой половине XVII в. разграничивали работников разных групп, собственно монастырских слуг и работников от наемных работников. Заметим, что во второй половине XVII в. активность однокомпонентных имен в изучаемых монастырских книгах значительно снизилась, стали доминировать двухкомпонентные именования.
Сравнивая антропонимические формулы в писцовых, таможенных и монастырских книгах XVII в., мы убедились, что выбор той или модели именования лица зависел от содержания и назначения документа, от задач, поставленных перед его составителями. Заметим, что если принципы именования лица в таможенных и монастырских книгах XVII в. подразумевали использование и антропонимических, и вспомогательных апеллятивных средств, то в писцовых книгах были разработаны такие принципы именования лица, которые впоследствии стали нормой, то есть трехчленная модель именования лица с фамилией в составе.
 
Медико-социальная работа в учреждениях здравоохранения

Введение
Представленная работа посвящена теме «Медико-социальная работа в учреждениях здравоохранения».
Актуальность работы. Здоровье человека, как известно, зависит всецело от характера взаимодействия его биологического начала, сформировавшегося в процессе длительной эволюции под влиянием факторов окружающей среды, и многочисленных социальных влияний. Эти две составляющие здоровья человека – биологическое и социальное – находятся в диалектическом единстве и тесной взаимосвязи .
Решая сходные проблемы, направленные на улучшение благосостояния общества и конкретного индивидуума, медицина и социальная работа используют различные методологические подходы.
Медицина преимущественно исследует анатомо-физиологическое состояние организма человека в целом и его отдельных систем, выявляя отклонения от физиологической нормы, диагностирует патологические изменения в организме, определяет причинно-следственные связи, лежащие в их основе, механизмы развития заболеваний. При этом используются различные методы для более полноценного восстановления организма, нормализация его физиологических процессов.
К задачам социальной работы относятся выявление ведущих факторов, оказывающих наиболее существенное влияние на здоровье человека, его социальную адаптацию, и генеалогического дерева, возможно, влияющих на состояние здоровья детей.
Однако профилактическая деятельность, осуществляемая медицинским персоналом, зачастую недостаточно эффективна, поскольку не затрагивает целый комплекс социальных проблем или решает их частично. При этом недостаточно изучается воздействие отдельных социальных факторов и их сочетаний на здоровье человека, практически не изучается экономическое состояние общества и семьи, в частности обеспеченность людей самым необходимым для жизни: жильем, работой, транспортом, продуктами питания; не проводятся исследования демографических показателей: заболеваемость, рождаемость, смертность, воспроизводство населения и т. д.; недостаточно учитывается экономическая обстановка местности проживания и ее влияние на здоровье человека.
Все это свидетельствует о возрастающей роли в системе здравоохранения нового вида профессиональной деятельности – социальной работы. Становление такого вида деятельности обусловлено ухудшением здоровья населения, потребовавшим решения проблем медицинского и социального характера на качественно новом уровне – на уровне социально-медицинской работы.
Целью исследования является изучение темы «Медико-социальная работа в учреждениях здравоохранения» с точки зрения новейших отечественных и зарубежных исследований по сходной проблематике.
Структура работы. Работа включает в себя введение, основную часть, заключение и список использованной литературы.
 


17.09.2018 | Адаптация ребенка в детском саду
Исследование особенностей адаптации детей к детскому саду

04.09.2017 | Устранение недостатков судебных решений
Как устраняются недостатки судебных решений на современном этапе развития судебной системы

04.09.2017 | Статья. Профессиональная речь юриста
Что такое речь юриста?

© 2012-2018 Dagdiplom (с)   
Все права защищены. All rights reserved.
Зачем идти к другим, когда есть Мы!
При копировании обратная ссылка обязательна