+79618356541
 order@dagdiplom.ru
Дипломные работы
от 6000 рублей от 6 дней
Контрольные работы
от 300 рублей от 2 дней
Курсовые работы
от 1200 рублей от 3 дней
Магистерские дисс.
Индивидуальная стоимость и сроки
Отчеты по практике
от 1000 рублей от 1 дня
Рефераты
от 400 рублей от 1 дня
дошкольная подготовка в махачкале, подготовка к егэ в махачкале, репетитор в махачкале

База готовых уникальных дипломных и курсовых

  Ниже представлены студенческие работы на различную тематику, которые были выполнены нами за 2007-2015 гг. Вы можете купить любую из них, а также сразу заказать уникальную работу на основе того, что вы нашли. Если то, что вы хотите купить близко к Вашей теме, но не подходит по содержанию, то мы предоставим скидку при заказе соответствующей работы. Чтобы найти то, что Вы ищете рекомендуем Вам в течение одной  минуты:

- ознакомиться с правилами поиска нужной Вам работы в нашей поисковой системе
;
- рассмотреть особенности заказа курсовой работы
;
-
изучить преимущества заказа дипломной работы в нашей фирме
;
- протестировать качество фотографий, отпечатанных в нашей фирме
;
- прочитать еще несколько замечательных статей
:-)



Реферат. Синтаксические особенности русского говора

Синтаксический строй русских народных говоров (в отличие от фонетического и морфологического) характеризуется меньшим чис¬лом ярких диалектных различий. Диалектные различия проявляются: 1) в способах построения словосочетания; 2) в способах выражения сказуемого; 3) в своеобразном употреблении союзов и частиц для вы-ражения синтаксических отношений.
Особенности построения словосочетаний
Словосочетания в русских говорах строятся по всем моделям литературного языка (согласование, управление, примыкание). Ос¬новные диалектные различия наблюдаются при управлении - в форме подчиненного слова.
Особенности построения беспредложных глагольных соче¬таний
В говорах северного наречия встречается оборот «именитель¬ный прямого объекта», характерный для памятников деловой пись¬менности XI - XVII вв. Особенность оборота заключается в том, что при переходных глаголах в качестве прямого дополнения употребляет¬ся существительное не в форме винительного или родительного паде¬жа (с отрицанием не), как в литературном языке, а в форме именитель¬ного падежа. Это распространяется только на существительные ж. р. I склонения с окончанием -а: [пр'ин'ест'и вода], [а вот вода н'есу до¬мой], [поч'итай газ'етка], [п'еч'к'а топ'ила]. Чаще всего в роли гла¬гола употребляется инфинитив, хотя, как показывают исследования, безразлично, какой глагол будет использоваться. Особенно широко распространены конструкции со словом надо: надо печка топить.
В говорах южного наречия отмечаются случаи употребления в функции прямого дополнения одушевленных существительных в форме именительного падежа вместо литературного винительного падежа, что говорит о продолжающемся формировании категории одушевленности - неодушевленности в диалектной системе: козы до¬ить пора, пойдем кони запрягать.
В говорах встречается употребление форм дательного падежа со значением принадлежности: вон хозяйка саду, идет хозяин дому.
Винительный падеж существительного с предлогом «по»
Такие конструкции характерны и для литературного языка. Они выражают временные и пространственные отношения. В качестве главного компонента глагола обычно употребляется глагол целена¬правленного движения, а в качестве зависимого - существительное, которое обозначает объект целенаправленного движения. При харак¬теристике таких словосочетаний говоры можно подразделить на 3 группы в зависимости от того, какие существительные употребля¬ются в качестве зависимого компонента:
-словосочетания с одушевленными и неодушевленными суще-ствительными [по т'еб'а пр'ишла], [по короф надо идт'и], [по мал 'ину ход 'ил 'и]. Эта особенность имеет распространение в говорах северо-восточных областей (Кировская, Пермская);
-словосочетания с неодушевленными существительными, обо-значающими предметы, которые можно собрать, заготовить, запасти впрок (ягоды, грибы, дрова, веники, мох, орехи и т. д.): по дрова ходи¬ли,, по ягоды ходили;
-словосочетания с единичными словами («ягоды», «грибы»; реже - «орехи»; очень редко - «дрова»). При их характеристике необ¬ходимо обратить внимание на словосочетания типа пойти по воду, территорию распространения которых определить трудно.
Особенности в построении простого предложения
Диалектные отличия, касающиеся организации простого пред-ложения, затрагивают в основном способы выражения сказуемого.
1. Диалектные способы выражения сказуемого в двусоставном предложении
В говорах русского языка в функции сказуемого двусоставно¬го предложения могут употребляться формы деепричастия в сочета¬нии со вспомогательным глаголом «быть» или без него (по преиму¬ществу это говоры западных и северо-западных областей): [картошка буд'ет засохша], [н'е б'еспоко'йс'а /мы уш пои'фшы]. В конструк¬циях такого типа деепричастие выражает состояние предмета как ре¬зультат законченного в прошлом действия и употребляется без нуле¬вой связки.
Для северного наречия характерной особенностью деепричастия является суффикс [-фшы-], на территории южного наречия [-мшы-]: [разумшы, одемшы]. Для литературного языка это не характерно, но в просторечии иногда встречаются и такие формы: он выпи[ф]ши (вы- пи[м]ши).
На территории северного наречия в функции сказуемого вы¬ступают неизменяемые формы краткого страдательного причастия прошедшего времени в формах ед.ч.: а) среднего рода (с суффиксами -но-, -то-): [од'ин солдат похорон'ино зд'ес']; б) мужского рода (с суффиксами -н-, -т-): [л'уд'иуш фс'е собран], [молоко прол 'ит]. Эти формы не согласуются с подлежащим и воспринимаются как неизме¬няемые, они чаще отмечаются в некоторых говорах Новгородской, Псковской областей.
В северных говорах в состав сказуемого может входить слово есть: его жена есть секретарем.
Особенности согласования сказуемого с подлежащим, выра¬женным собирательным существительным
При согласовании сказуемого с подлежащим, выраженным со-бирательным существительным, в литературном языке наблюдается следующая особенность: собирательные существительные обознача¬ют множество предметов, но это множество воспринимается как одно целое, поэтому они имеют форму только ед. ч. и согласование подле¬жащего со сказуемым осуществляется по форме: студенчество от¬дыхает.
В говорах русского языка согласование происходит не по форме, а по значению: бригада пришли, народ выбягли на улицу, родня прие¬хали. Это очень древняя особенность.
Особенности выражения сказуемого в безличных предложе¬ниях
Главный член - сказуемое - выражен непереходным глаголом с субъектным дополнением. Чаще всего субъектное дополнение вы¬ражается существительным или местоимением в форме Р. п. мн. ч., за исключением тех случаев, когда существительное не имеет форм мн.ч. (вещественное, собирательное или абстрактное): [косар'ей как'их-то пошло], [комароф нал'ат'ат]. Эта особенность характерна для се¬верного наречия и среднерусских говоров.
Главный член - сказуемое - выражен сочетанием двух инфи¬нитивов: инфинитив глагола быть + инфинитив вспомогательного глагола: [быт' нам рано н'е управ'ицца], [быт' дожжу ит'и]. В этих предложениях выражается своеобразное значение - значение долженствования, необходимости, возможности, неизбежности. Дан¬ные конструкции чаще всего отмечаются в говорах западных обла¬стей (в некоторых говорах Псковской, Новгородской областей);
В качестве главного члена - сказуемого - употребляются краткие страдательные причастия в форме ед. ч. прошедшего вре¬мени обычно среднего рода. Обычно такие формы выражают состоя- ние предмета как результат законченного в прошлом действия. В ка¬честве второстепенного члена употребляется субъектное дополнение, которое может быть выражено:
-существительным или местоимением в форме Р. п. ед. ч. с предлогом у: [У мал'ч'ишк'и носом пад'ено / кроф' ид'от]; [У м'ен'а на роду-то в'ижано много];
-существительным или местоимением в форме Р. п. ед. ч. с предлогом о: [Так од бога дад'ено], [От сос'еда пр'ин'ес'ено / в ом- бар 'е жыв 'от];
-существительным в форме Тв. п.: [молоду женш'ш'ину схвач'ено м'едв'ед'ицей];
-существительным в форме Д. п.: [д'ев'ат' класоф парн'у конч'ено].
Наибольшее распространение имеет первый тип субъекта- дополнения. Эта особенность отмечается на территории северного наречия.
Своеобразие этих предложений заключается в том, что в них субъект действия непосредственно может быть не назван, но легко выясняется из окружающей обстановки: [н'е стуч'и / н'ету дома / уйд'ено], [д'ет 'ейрош'ш'ено/а т'еп'ер' одна вот].
Можно выделить и такие предложения, в которых реальный субъект отсутствует: [ему орд 'ен дад'ено].
Употребление постпозитивных частиц
По особенностям употребления усилительно-выделительной постпозитивной частицы -то все говоры можно подразделить на три группы.
Говоры, в которых эта частица употребляется так же, как и в литературном языке. Это южнорусское наречие и полоса среднерус¬ских акающих говоров.
Говоры, в которых эта частица не употребляется. Это говоры на территории, пограничной с украинским и белорусским языком, т. к. для украинского и белорусского языка постпозитивные частицы не характерны.
Говоры, в которых эта частица употребляется шире, чем в ли-тературном языке (на территории северного наречия и в полосе сред-нерусских окающих говоров). Эти говоры можно подразделить на две группы в зависимости от того, как эта частица употребляется:
а)    на территории северного наречия эта частица выступает в следующих вариантах: то, та, ту, те, ти, от. В некоторых говорах эти варианты можно характеризовать как фонетические, что опреде¬ляется стремлением к созвучию последней гласной в окончании су-ществительного: в избу-ту, на берегу-ту, сахару-ту, мужику-ту; со- ли-ти, деревни-ти;
б)    в говорах Крайнего Севера употребляются не фонетические, а грамматические соответствия, которые зависят от числа, рода и паде¬жа существительного: мужык-от, дефки-та, поля-ти, письмо-то, в избу-ту, мужыки-ти (те).
Наибольшее число отличий в синтаксическом строе русских диалектов отмечается в говорах северной локализации: в севернорусском наречии в целом или в его отдельных группах говоров, в северной диалектной зоне (включающей западные среднерусские окающие говоры и говоры северного наречия без Костромской группы) и в северо-западной диалектной зоне.
Так, например, в характеристику северной диалектной зоны входят такие синтаксические явления, как (см. карту северной диалектной зоны):
Явления, выделяемые I пучком изоглосс:
Распространение безличных предложений с главным членом - страдательным причастием и объектом в форме винительного пад.: всю карто́шку съе́дено.
Западная диалектная зона
Явления, выделяемые II пучком изоглосс:
Распространение конструкций, состоящих из инфинитива и прямого объекта при нём в форме именительного пад. ед. числа существительных жен. рода с окончанием -а: копа́ть карто́шка (реже встречается употребление прямого объекта в той же форме при спрягаемых формах глагола).
Распространение конструкций с повторяющимся словом да при однородных членах предложения: прополо́ли карто́шку да, све́клу да, лук да.
Сочетание предлога ми́мо с винительным пад. существительного: прое́хать ми́мо лес.
Употребление формы родительного пад. имени при главном члене, являющемся спрягаемой формой глагола: есть у нас таки́х пе́сен.
В характеристику Вологодской группы говоров северного наречия входят такие синтаксические явления, как:
Употребление предлогов по́дле, во́зле в сочетании с винительным пад. имени: во́зле лес.
Употребление предлогов по-за, по-под, по-над в сочетании с формой дательного пад. имени: по-за селу́, по-под кры́ше.
Помимо севернорусских говоров синтаксические отличия также нередко встречаются в говорах западной локализации: в говорах западной диалектной зоны, из них чаще в тех группах говоров, чьи ареалы примыкают к территории распространения белорусского языка.
Так, например, в характеристику западной диалектной зоны входят такие синтаксические явления, как (см. карту западной диалектной зоны):
Исключительное распространение конструкции с предлогом с или з в случаях типа прие́хал з го́рода, вы́лез с я́мыв соответствии конструкциям с предлогом из.
Употребление деепричастия в функции сказуемого: по́езд ушо́вши.
В характеристику Западной группы говоров южного наречия входят такие синтаксические явления, как:
Употребление вопросительной частицы ти.
Распространение конструкции пойти́ в я́годы с объектно-целевым значением.
Словосочетания в диалектах русского языка строятся по тем же моделям (согласование, управление, примыкание), что и в литературном языке. Основные диалектные различия отмечаются в форме подчиненного слова в модели управления. Среди диалектных моделей словосочетаний встречаются как предложные, так и беспредложные модели.
Различия в смысловых отношениях
В данной группе синтаксических явлений в одних и тех же моделях словосочетаний возможно выражение различных смысловых отношений в разных русских диалектах.
Словосочетания с объектно-целевым значением.
Помимо выражения во всех русских говорах и в литературном языке в глагольных словосочетаниях с существительным в винительном пад. и предлогом по пространственных и временны́х отношений в части русских говоров в этих словосочетаниях также могут быть выражены объектно-целевые отношения: сходи́ по коро́ву (сходи за коровой), отпра́виться по сосе́дку (отправиться за соседкой), пошёл по топо́р (пошёл за топором), пошёл по оре́хи(пошёл за орехами) и т. п. Ареал данного явления занимает широкую полосу с северо-востока (Вологодская область) до юго-запада (Брянская область) территории русских говоров раннего формирования, включая бо́льшую часть севернорусских говоров, восточные среднерусские говоры и часть южнорусских говоров. Существительные в словосочетаниях объектно-целевого назначения с предлогом по могут быть ограничены категорией неодушевлённости в одних говорах, определённой семантической группой среди неодушевлённых существительных в других говорах (только названия, связанные с растительным миром) или единичными словами из этой группы в третьих говорах (только названия видов ягод и грибов)[~ 2]. Случаи употребления предлога по с винительным пад. неодушевлённых и одушевлённых существительных в конструкциях с целевым назначением входят в характеристику ареала I пучка северо-восточной диалектной зоны. Данные словосочетания, в которые включался широкий круг существительных, были характерны для всех русских диалектов до XVII века.
Как и конструкции с предлогом по глагольные словосочетания с существительным в винительном пад. и предлогом в выражают пространственные, временны́е, а также объектные отношения во всех русских говорах и в литературном языке, кроме этого они могут выражать в части говоров и объектно-целевые отношения: пойти́ в я́годы(пойти за ягодами), пойти́ в оре́хи (пойти за орехами) и т. п. Ареал этого синтаксического явления примыкает к границам Белоруссии, охватывая к северу и востоку от них русские говоры, и к западу от них белорусские говоры. Распространение конструкции пойти́ в я́годы с объектно-целевым значением входит в языковую характеристику Западной, Верхне-Днепровской, Псковскойи Гдовской групп говоров. Круг слов, включаемых в конструкции с предлогом вограничивается, как правило, названиями, связанными с растительным миром, чаще всего с названиями ягод и грибов; конструкции с другими существительными (он ушо́дчи в ко́ни) встречаются редко. Данные словосочетания с объектно-целевым значением вероятнее всего являются в русских говорах инновацией.
Для обозначения объекта, к которому направлено движение, возможно регулярное употребление существительных в форме родительного пад. с предлогом до: схожу́ до ре́чки (схожу на речку), пошла́ до врача́ (пошла к врачу) и т. п. Данные конструкции характерны для ряда говоров западной локализации, включающих как южнорусские, так и среднерусские и севернорусские говоры.
Словосочетания с пространственным и временны́м значением.
Употребление существительных в предложном (реже в винительном) пад. с предлогом о (об) в словосочетаниях, выражающих временны́е отношения: о ма́слянице блины́ пекли́ (блины пекли во время масленицы), о ма́е-то она́ до́ма бу́дет (она будет дома в мае) и т. п. На территории распространения русских диалектов данное архаичное явление представлено разрозненными ареалами. В большинстве русских говоров и в литературном языке словосочетания с предлогом о выражают только объектные отношения. Различные оттенки временной характеристики действия также могут передаваться словосочетаниями с существительным в родительном пад. с предлогами про́тив (в значении накануне), сза́ду, проме́жду (между), сере́дь (среди): урожа́й про́тив холодо́в собира́ют (урожай собирают до холодов) и т. п. Глагольные словосочетания, выражающие временные отношения, могут передаваться и при помощи существительных в форме дательного пад. с предлогом по: по всей ночи́ гуля́л(гулял всю ночь), по заре́ встава́л (вставал на заре) и т. п.
Употребление существительных в винительном пад. с предлогом о (об) в словосочетаниях, выражающих пространственные отношения: живём о ре́ку (живём рядом с рекой), о и́збу скла́дено (сложено возле избы) и т. п. Данное предложное сочетание распространено в части говоров севернорусского наречия. Также как и в случае выражения временны́х отношений, конструкции с предлогом о, выражающие пространственные отношения, являются архаизмом.
Предложные словосочетания
К данной группе синтаксических явлений относятся модели словосочетаний, образуемые за счёт употребления предлогов в сочетании с существительными в одном значении, но в разных падежах, за счёт употребления предлогов, неизвестных в других диалектных объединениях и употребления одних предлогов в значении других предлогов.
Употребление предлогов ми́мо, во́зле, по́дле с существительными в винительном пад. в отличие от употребления этих предлогов с существительными в родительном пад. в литературном языке: прое́хал ми́мо лес, во́зле ре́ку-то не ходи́те, сядь по́дле ба́бушку и т. п. Данное явление, являющееся архаизмом, было свойственно древнерусскому языку, в котором предлоги во́зле, по́дле сочетались с родительным и винительным пад., а предлог ми́мо с винительным пад. В современных русских говорах это явление сохранилось в диалектных объединениях северной локализации. Употребление предлогов по́дле, во́зле в сочетании с винительным пад. имени входит в языковую характеристику Вологодской и Архангельской (Поморской) групп говоров, встречаясь также в говорах Кировской области, а употребление предлога ми́мо входит в характеристику ареала II пучка северной диалектной зоны.
Употребление предлогов, неизвестных литературному языку и другим говорам (данное явление основано на распространении предлогов, известных только в определённой группе говоров, и может расцениваться также как лексическое различие):
Употребление в сочетании с существительными двойных предлогов - по-за, по-под, по-над: по-за селу́, по-под кры́ше, по-над реко́й и т. п. В конструкциях со значением направления движения существительное употребляется в винительном пад. - пройди́ по-за луг; в конструкциях со значением места действия употребляется существительное в творительном пад. в говорах южного наречия - не ходи́ по-под око́шком, и преимущественно в дательном пад. в севернорусских говорах - лежа́т по-за гнезду́ и т. п. Все двойные предлоги, как правило, употребляются для передачи пространственных отношений, в случаях передачи иных конструкций употребляется только предлог по-за: по-за хле́бом пошёл и т. п. Значением двойного предлога может являться как сумма двух его частей, так и только одна из этих частей (управление может быть обусловлено только первой или второй частями предлога). Данное явление, возможно, представляет собой инновацию, в письменных памятниках двойные предлоги встречаются только с XVII века. Употребление двойных предлогов распространено в говорах Архангельской (Поморской) и Вологодской групп, в вятских говорах Кировской области, а также в пограничных с Украиной районах Курской, Белгородской и Воронежской областей (данное явление входит в языковую характеристику оскольских говоров). Употребление двойных предлогов характерно для украинского языка и части говоров белорусского языка.
Употребление в сочетании с существительными предлога оба́пол (оба́пола, оба́полы) в значении около: оба́пол ма́тери сиде́л, оба́пол До́ну живём и т. п. Словосочетания с предлогом оба́пол встречаются в ряде говоров южнорусского наречия.
Употребление в сочетании с существительными в форме родительного пад. предлога супроти́в (супроти́, насупроти́в) для обозначения предмета, прямо перед которым находится кто-то или что-то: сидя́т молоды́е насупроти́в отца́ и ма́тери и т. п.
Употребление в сочетании с существительными предлогов с или з в значении с, из: вы́лезти с я́мы (вылезти из ямы), вы́йти з ле́са (выйти из леса), сплести́ з верёвок (сплести из верёвок), идти́ с села́ (идти из села), уйти́ з утра́(уйти с утра) и т. п. Наличие словосочетаний с существительными с предлогами с или з в соответствии предлогу изхарактерно исключительно для говоров западной диалектной зоны (кроме селигеро-торжковских говоров), наиболее распространёнными являются конструкции с предлогом с, употребление предлога з в пределах зоны встречается преимущественно в пограничных с Белоруссией районах Смоленской и Брянской областей. Наличие предлога зявляется характерной чертой украинского и белорусского языков. Данное явление, возможно, сформировалось вследствие как синтаксических, так и фонетических процессов.
Беспредложные словосочетания
Среди диалектных особенностей в строении конструкциий беспредложных словосочетаний наиболее распространёнными и занимающими определённый компактный ареал являются случаи употребления переходных глаголов и прямого объекта в форме именительного пад.: копа́ть карто́шка, коси́ть трава́, пасти́ ко́ни, принести́ вода́ и т. п. Также отмечаются особенности в конструкциях беспредложных словосочетаний с существительными в форме дательного пад. и в форме родительного или винительного пад. с отличными от литературного языка и большинства говоров значениями.
Словосочетания с переходными глаголами и прямым объектом в форме именительного пад. ед. числа существительных жен. рода с окончанием -а или окончанием на согласный при согласованном определении: пойду́ оха́пка вы́нести, он не зна́вши доро́га пошёл и т. п. Формы переходных глаголов в этих словосочетаниях включают инфинитивы, изъявительное, повелительное, сослагательное наклонение, деепричастия, часто в сочетании с наречием надо. Основным ареалом распространения данных архаичных беспредложных словосочетаний являются говоры северной диалектной зоны, наиболее употребительны в них инфинитивные словосочетания (конструкции, состоящие из инфинитива и прямого объекта при нём в форме именительного пад. ед. числа существительных жен. рода с окончанием -а), которые включены в языковую характеристику говоров ареала II пучка северной диалектной зоны[~ 3]. Употребление прямого объекта в этих говорах в той же форме при спрягаемых формах глагола является менее регулярным, чем употребление прямого объекта при инфинитиве. Во всех остальных русских диалектах, прежде всего южной локализации, отмечаются только единичные случаи употребления предложения типа на́до мука́ купи́ть.
Словосочетания с переходными глаголами и прямым объектом в форме именительного пад. мн. числа одушевлённых существительных (чаще всего названий животных): ко́зы дои́ть пора́, на́до ко́ни пои́ть, старики́ жале́ть на́до и т. п. Данное явление можно рассматривать и как морфологическое: выделение в категории одушевлённости названий лиц с формой родительного пад. на месте винительного и названий животных, для которых, как и для неодушевлённых предметов, употребляется одна форма именительного и винительного пад. В случае, если существительное не выступает в качестве прямого объекта, употребляются словоформы типа охо́титься на за́йцев, сесть на коне́й и т. п. Данные словосочетания распространены в говорах западных районов Псковской, Смоленской и Брянской областей и в некоторых севернорусских говорах. Указанное явление, вероятно, свидетельствует о продолжающемся процессе формирования категории одушевлённости / неодушевлённости в данных говорах.
Словосочетания с переходными глаголами и прямым объектом в форме именительного пад. ед. числа муж. рода одушевлённых существительных: на́до бык купи́ть и т. п. Отмечаются в редких среднерусских и севернорусских говорах.
Употребление словосочетаний с существительными в форме дательного пад. со значением принадлежности в отличие от литературного языка, в котором употребляются существительные в форме родительного пад.: вон хозя́йка са́ду, идёт хозя́ин до́му и т. п. Данные словосочетания встречаются в некоторых говорах как южнорусского, так и севернорусского наречий.
Употребление словосочетаний с существительными в форме родительного или винительного пад., выражающих временное значение, в отличие от литературного языка, в котором употребляются существительные в форме творительного пад.: он был у нас того́ же ле́та (он был у нас тем же летом), зи́му куда́ ж она́ хо́дит (куда же она ходит зимой) и т. п. Данные беспредложные словосочетания употребляются в некоторых севернорусских говорах.
Предложение
Простое предложение
Диалектные различия в составе структурных схем простого предложения характерны для односоставных предложений и таких двусоставных предложений, в которых сказуемое выражено неизменяемым словом (наречием, неизменяемой причастной или деепричастной формой). Диалектные структурные схемы простых предложений могут различаться по говорам лексико-грамматическим наполнением своих компонентов и семантическими возможностями образованных на их основе предложений.
Перфект
В северо-западной части территории русских говоров раннего формирования значение состояния, являющегося результатом законченного ранее действия, последовательно выражается не только в страдательных, но и в действительных конструкциях (при помощи страдательных причастий и деепричастий). Употребляющиеся в перфектном значении краткие страдательные причастия и деепричастия в данных говорах свидетельствуют о формирующейся в их грамматическом строе категории перфекта. Сочетаниям кратких страдательных причастий и деепричастий с разными формами глагола быть, являющимся формами категории перфекта и выражающим следствие произошедшего действия, противостоят в системе глагола формы, обозначающим действие как процесс, не соотнося его с результатом.
Ареал конструкции всю карто́шку съе́дено
Предложение с краткими страдательными причастиями.
Схемы предложений с краткими страдательными причастиями, оканчивающимися на -но, -то, -нось, -тось: ку́плено, по́жито, забра́нось, оде́тось. Причастия с глаголом быть в прошедшем времени выражают в этих предложениях состояние в прошлом, предшествующее моменту речи (молока́ бы́ло про́лито), в будущем времени выражают состояние в будущем, следующим сразу после момента речи (молока́ бу́дет про́лито), в настоящем - состояние в момент речи со словоформой есть или нулевой формой служебного глагола (молока́ есть про́лито, молока́ про́лито).
Причастия, образованные от переходных глаголов, в форме на -но, -то составляют структурную схему предложения (у них ещё не па́хано) или являются частью двухкомпонентной схемы, сочетаясь в её составе с существительным, называющим предмет, который вызвал состояние, выражаемое причастием (на полу́ воды́ на́лито). Причастия, образованные от непереходных глаголов, в форме на -но, -то, -нось, -тось всегда составляют структурную схему предложения (с молоды́х дён по́жито хорошо́, у неё уж оде́тось). В составе структурной схемы предложения причастия в форме на -но, -тосочетаются в ряде говоров северной диалектной зоны с существительными в форме именительного и винительного пад.: мука́ у нас ку́плено, пету́н проме́няно на ку́ру, и́збу уже за́перто, ча́шку разби́то и т. п., во всех русских говорах и в литературном языке сочетаются с существительными в форме родительного пад.: в саду́ мали́ны наса́жено, в ми́ску молока́ нали́то и т. п.
Ареал конструкции у меня́ дрова́ прине́сено
Причастные предложения на основе однокомпонентной структурной схемы с формой на -но, -то, образованные от переходных глаголов (хорошо́ ска́зано), являются общерусскими; образованные от непереходных глаголов без постфикса -ся (из дере́вни уж уе́хано у них) отмечаются в северной диалектной зоне (за исключением широко распространённых причастий: ве́лено, хо́жено и некоторых др.); образованные от непереходных глаголов с постфиксом -ся (у кота́ уж на пе́чку забра́нось) распространены на территории северного наречия в ареале, протянувшемся узкой полосой с севера на юг от Онежского озера до Рыбинского водохранилища. Для севернорусских говоров характерны односоставные (безличные) предложения с причастиями на -но, -то (во́ля бы́ло дано́, бы́ло кла́дено соха́), двусоставные (карто́шка была́ се́яно, попро́шено сосе́ди бы́ли помо́чь) отмечаются главным образом в западных среднерусских и реже в западных севернорусских говорах.
В характеристику северной диалектной зоны (ареал I пучка, больший по территории) включено распространение безличных предложений с главным членом - страдательным причастием и объектом в форме винительного пад.: всю карто́шку съе́дено; в характеристику северо-западной диалектной зоны и западных среднерусских говоров входит распространение страдательно-безличного оборота с субъектом действия, выраженным сочетанием предлога у с именем в родительном пад. ед. числа: у меня́ воды́ прине́сено, у меня́ пря́лку на пече́ поло́жено, у ей на столе́ с тетра́дками раскла́денось и т. п. Для говоров северо-западной локализации характерна утрата конечного о в причастиях: лю́ди уже́ со́бран, молоко́ про́лит, ча́шка была́ разби́т и т. п.
Предложение с предикативными деепричастными формами.
Схемы предложений с предикативными деепричастными формами: тот по́езд ушо́вши, я́блоки уже́ поспе́вши, все посе́вы засо́хши и т. п. В данных схемах при помощи деепричастий совершенного вида, образованных в основном от непереходных глаголов, выражается состояние предмета, вызванное предшествующим действием, как правило, самим же предметом: в прошлом (по́езд был ушо́вши), в момент речи (по́езд ушо́вши, по́езд есть ушо́вши) и в будущем (по́езд бу́дет ушо́вши). Возможны случаи образования деепричастий от переходных глаголов, в которых выражается состояние предмета, вызванное предшествующим действием другого предмета: изба́ нескла́дно постро́ивши, магази́н бу́дет закры́мши и т. п.[~ 4] Деепричастные формы выступают в предложениях в функции сказуемого при подлежащем (кот нае́вши - вот и спит), но возможны и схемы типа: где ещё снежко́м покры́то, а где раста́явши; да уж лежа́ть надое́вши и т. п.
Употребление деепричастия в функции сказуемого: по́езд ушо́вши входит в характеристику западной диалектной зоны. Наиболее часто данные деепричастные формы встречаются в западных среднерусских говорах, в остальных говорах диалектной зоны их употребление в основном лексически ограничено.
Предложение с глаголом быть
Структурные схемы предложений с глаголом быть в сочетании с инфинитивом значимого глагола: быть дождю́ идти́, быть опя́ть за́втра е́хать, зна́чит быть тому́ случи́ться и т. п., в которых передаётся значение долженствования, неизбежности, возможности. Предложения с глаголом быть, сохранявшиеся в литературном языке до XVIII века, встречаются в настоящее время в говорах северо-запада (Псковская и Новгородская области) и юго-запада (Брянскаяи Орловская области) территории русских говоров раннего формирования.
Предложение с предикативными наречиями
Структурные схемы предложений с предикативными наречиями (на́до, ну́жно, ви́дно, слы́шно) в сочетании с существительным в именительном или винительным пад.: нам её саму́ / она́ сама́ на́до, ребя́т / ребя́та издалека́ бы́ло слы́шно и т. п. Предложения с существительными или местоимениями в форме именительного пад. при предикативных наречиях (он на́до, ло́жка на́до) наряду с существительными или местоимениями в форме винительного пад. (его на́до, ло́жку на́до) распространены в северной диалектной зоне и в ряде западных южнорусских говоров, в остальных говорах отмечаются только формы типа его на́до, ло́жку на́до. Предложение с предикативными наречиями с существительным в именительном пад. в литературном языке употреблялись до XVIII века, с существительными в винительном пад. сохранились до настоящего времени в разговорном стиле (вместо них шире употребляются конструкции с краткими прилагательными типа ло́жка нужна́ (ло́жку на́до), река́ видна́ (ре́ку ви́дно), кри́ки бы́ли слышны́ (кри́ки бы́ло слы́шно) и т. п.).
Предложение типа есть у нас ржи
Кроме выражения во всех русских говорах и в литературном языке в структурной схеме предложения, состоящей из существительного в родительном пад. и глагола в форме 3-го лица ед. числа, признака, связанного главным образом с количеством (достаточность, недостаточность, изменение количества) (нам са́хара хва́тит), в части говоров в этой же схеме могут быть выражены признаки, не связанные с количеством (наличие, появление, обнаружение, сохранение, движение и др.): есть у нас ржи, есть и пшена́; у нас зверья́ ста́ло; е́здило тут вся́кого наро́ду; бы́ло у меня́ сынове́й и т. п. Чаще всего такие схемы предложения строятся с глаголами быть, быва́ть, существительные в них могут выступать в форме ед. числа (называющие предметы, которые могут быть сосчитаны или измерены, имеющие значение вещественное, собирательное или абстрактное) и в форме мн. числа. Данные схемы предложения распространены в говорах северного наречия и в западных среднерусских говорах. В характеристику ареала II пучка северной диалектной зоны включено распространение формы родительного пад. имени при главном члене, являющемся спрягаемой формой глагола: есть у нас таки́х пе́сен. Помимо существительных со значениями предметов, которые могут быть сосчитаны или измерены, в севернорусских говорах встречаются также существительные, обозначающие неделимые предметы: а отца́-то у тебя́ есть? есть там моего́ телка́?Предложения с существительным в родительном пад. и глаголом в форме 3-го лица, выражающим понятия, связанные не только с количеством, были характерны для русского литературного языка до начала XIX века.
Предложение с формой глагола есть
Употребление словоформы есть (е) в составе простых предложений без спрягаемого глагола - в двусоставных предложениях со сказуемым, выраженным существительным, прилагательным, местоимением, причастием, деепричастием, именным сочетанием, и в односоставных предложениях с главным членом, выраженным причастием и наречием: его́ жена́ есть секретарём, они́ бога́тые есть, дак ваш муж жив есть? це́рковь здесь сло́мана есть, а оте́ц-то его́вый есть из-под Костромы́, вода́ на воды́ дом е, молока́ есть дано́, у нас здесь краси́во есть и т. п. Безглагольные предложения со словоформой есть встречаются в говорах северо-западной диалектной зоны, относительно часто такие схемы предложений встречаются в говорах Прионежья Ленинградской области на границе с Карелией и в говорах Псковской области на границе с Эстонией и Латвией, возможно, данное явление в этих говорах поддерживается влиянием подобных конструкций в прибалтийско-финских и балтийских языках.
Употребление словоформы есть в составе простых предложений с глаголом прошедшего времени, восходящее к древнерусскому перфекту: там всего́ есть наросло́, а также в составе простых предложений с глаголом настоящего-будущего времени, возможно, развившееся по аналогии с безглагольными предложениями: так-то молчи́т всё бо́ле есть; а пото́м у тебя́ сын е пойдёт учи́ться; мо́же, е́сте не пу́стят и т. п. Предложения с глаголом прошедшего времени отмечаются в некоторых говорах северной диалектной зоны, предложения с глаголом настоящего-будущего времени известны в тех же говорах, в которых словоформы есть (е) употребляются в составе предложений без спрягаемого глагола. Предложения со словоформой есть тождественны по значению предложениям той же структуры без формы есть.
Частицы
Употребление в предложениях без вопросительных местоимений или наречий вопросительных частиц ти, чи, неизвестных литературному языку и другим говорам: ти ба́чила его́? хлеб чи на́до? и т. п., также ти, чи могут употребляться как разделительные союзы: прода́л бы ти быка́, ти тёлку; чи хо́чешь, чи не хо́чешь, а ро́бить на́дои т. п. Известные древнерусскому языку, частица и союз ти является элементом белорусского языка, частица и союз чи - украинского языка. Употребление частицы ти как вопросительной является характерной чертой Западной группы говоров, а употребление чи - чертой оскольских говоров в составе переходных межзональных говоров Б южного наречия.
Ареал согласуемых постпозитивных частиц
Употребление в ряде говоров со своими локальными особенностями или отсутствие, известной в литературном языке частицы то, применяемой для выделения отдельных слов[~ 5]. В соответствии частице то литературного языка в говорах северо-восточной локализации могут употребляться происходящие от форм указательного местоимения тътъ частицы от, та, то, ту, те, ти, ты. Данные постпозитивные частицы в ед. числе именительного пад. различаются по родам: дом-от, гнездо́-то, стена́-та; в ед. числе винительного пад. жен. рода употребляется частица ту: стену́-ту; во мн. числе именительного пад. частицы по родам не различаются: дома́-те, гнёзда-те, сте́ны-те (в ряде говоров вместо частицы те употребляются частицы ты и ти); в остальных косвенных падежах ед. и мн. числа обычно употребляется частица то. Наличие согласуемых постпозитивных частиц входит в характеристику северного наречия на основе многочленных соответственных явлений (в говорах Ладого-Тихвинской группы во мн. числе выступает частица ты). Также употребление согласуемых постпозитивных частиц является характерной чертой Владимирско-Поволжской группы говоров. Как в севернорусских, так и во владимирско-поволжских говорах, распространение согласуемых частиц в западных частях их территорий становится нерегулярным, сменяясь обобщённой частицей то. Для некоторых среднерусских и восточных южнорусских говоров характерно стремление к созвучию гласных в окончании существительного и частицы, не зависящее от его рода, числа и падежа: в и́збу-ту, са́хару-ту; без со́ли-ти, на печи́-ты и т. п. Для западных среднерусских говоров, среднерусских говоров в районе Москвы и центральных южнорусских говоров характерно употребление обобщённой частицы то. Говорам, распространённым в русско-белорусском и русско-украинском пограничье, частица то или другие усилительно-выделительные постпозитивные частицы неизвестны.
Наряду с известными литературному языку и всем говорам предложений с сочетаниями отрицательной частицы не с отрицательными местоимениями и наречиями (никто́ не знал), в ряде говоров распространены предложения без отрицательной частицы не: никто́ знал, ничто́ ему́ и ска́зано, никуды́ меня́ возьму́т и т. п. Отрицательные предложения без частицы не, представляющие собой архаичное явление, известное в памятниках письменности с древних времён до XVIII века, сохранились в говорах северной диалектной зоны.
Сложное предложение
В строении схем сложных предложений число различий между диалектами русского языка невелико, большинство явлений синтаксиса сложного предложения - общее для всех говоров, в то же время отличия диалектного языка и просторечия от литературной разговорной речи значительны.
Явления, общие для всех диалектов
Среди явлений, общих для всех диалектов и отсутствующих в разговорной речи литературного языка, отмечаются:
Наличие сложных предложений с союзом потому́: а но́не-то, мо́жет, до́ма коро́вы, потому́ дождь идёт и т. п.
Наличие сложных предложений, начинающихся придаточным определительным с относительным словом како́й, кото́рый: каки́е с насе́дкою, так э́нти ди́кие и т. п.
Наличие сложных предложений с сочетанием признаков сочинительных и подчинительных конструкций: из како́го до́ма брат вы́шел, и тако́й же мы постро́или и т. п.
Менее дифференцированное, чем в литературном языке, употребление подчинительных союзов, дополнительная функция союза как - условная функция (ты пое́дешь на пра́здник? - как ти́хо, а ве́тер - дак ни за что), причинная функция (немно́го на́до наро́ду, как уже на́брано), причинная функция союза что (ему на́до ходи́ть, да вот не пуска́ю, что гря́зно).
Различия в составе союзов
Состав сочинительных и подчинительных союзов, который можно отнести также и к лексическим явлениям, отмечается в русских говорах следующими диалектными различиями:
Употребление условного союза бу́де (бу́де отцу́, да ма́тери женихо́вым лю́ба де́вка, дак не спра́шивают жениха́), встречающегося в говорах севернорусского наречия.
Употребление условного союза лели́ (ели́, лель) (лели́ ты коро́ву не ку́пишь, я с тобо́й жить не бу́ду), встречающегося в некоторых говорах южнорусского наречия.
Ареал конструкции прополо́ли карто́шку да, све́клу да, лук да
Употребление условного союза ко́ли, распространённого в севернорусских говорах.
Употребление условного союза е́жели (е́жли), распространённого в говорах южнорусского наречия.
Употребление разделительного союза бу́де (бу́де затопля́ть печь, бу́де ра́но), известного в некоторых севернорусских говорах.
Употребление разделительного союза ни, нись (несь) (ни домо́й-то идти́, ни не ходи́ть; несь де́лает она́, несь не де́лает - не поймёшь), распространённого в ряде говоров севернорусского наречия.
Употребление разделительного союза и́но (ни́но) (ни́но она́ на свеко́льник, ни́но к тебе́ шла да́ве; и́но ва́ша соба́ка га́вкает, и́но не), известного в некоторых южнорусских говорах.
Употребление разделительных союзов ти, чи (прода́л бы ти быка́, ти тёлку; чи хо́чешь, чи не хо́чешь, а ро́бить на́до и т. п.), распространённых в говорах районов, пограничных с Белоруссией и Украиной.
Употребление разделительного союза а́ли в южнорусских и среднерусских говорах.
Употребление разделительного союза ли в севернорусских говорах.
Различия в частоте употребления союзов и союзных слов
Ряд союзов и союзных слов, широко распространённых на всей территории русского диалектного языка, различаются по частоте их употребления в тех или иных говорах, к их числу относятся:
Употребление союзных слов кото́рый и како́й, в севернорусских говорах чаще встречается слово кото́рый, в южнорусских - како́й.
Употребление временных союзов как и когда́, в севернорусских говорах чаще встречается союз как (э́ту ико́ну в монастыри́ купи́ла, как наруша́лся монасты́рь), в южнорусских - когда́.
Употребление соединительных и противительных союзов да, и, а, в севернорусских говорах чаще встречается союз да (пря́лка-то есть, да но́не не пряду́), в южнорусских - и и а. В характеристику северной диалектной зоны входит явление распространения конструкций с повторяющимся словом да при однородных членах предложения: прополо́ли карто́шку да, све́клу да, лук да.
Служебное слово дак
Употребление служебного слова дак (дык, дък), заключающего собой сложное предложение: кры́шу крыть на́до, бежи́т дак; пото́м гребём грабля́ми, подсо́хнет дак. Чаще всего заключительное слово дак выражает причинные отношения. Помимо функции особого служебного форманта слово дак также может выступать в роли союза или усилительно-выделительной частицы. Служебное слово дак, широко распространённое в говорах севернорусского наречия, является новообразованием, возникшим, возможно, под влиянием тюркских или финно-угорских языков.
Синтаксический строй современных диалектов русского языка постепенно разрушается под влиянием как литературного языка (обучение в школе, печатные издания, телевидение и др.), так и в процессе взаимодействия диалектов друг с другом, с сильным влиянием тех диалектов, в которых употребляются общерусские синтаксические элементы: сужается территория распространения диалектных синтаксических конструкций, снижается частота их употребления, происходит вытеснение диалектных конструкций конструкциями литературного языка. В отличие от других языковых уровней русских диалектов (фонетики, морфологии, лексики), черты которых также со временем исчезают, диалектные особенности синтаксиса утрачиваются несколько быстрее.
Примером постепенного разрушения диалектных синтаксических элементов может служить конструкция с предлогом для (пошёл для ржи), отмечаемая диалектологами в начале XX века в севернорусских и восточных среднерусских говорах, которая выражала широкий круг значений, включая сложность какого-либо приобретения. Первым изменением на стадии происходившего на протяжении XX века разрушения конструкции, зафиксированным диалектологами, был процесс десемантизации словосочетаний с для, сближение со значением предлога насчёт, появление случаев совместного употребления предлогов в одном словосочетании (пошёл насчёт для ржи). В дальнейшем фиксировались утрата специфического значения и сведение его к объектно-целевому значению. В конечном итоге словосочетание с для постепенно вытеснялось другими конструкциями (пошёл по рожь, пошёл за ро́жью) и, вероятно, исчезло окончательно.
При наличии общей тенденции к утрате диалектных особенностей, характер этого процесса неодинаков как для разных говоров, так и для разных синтаксических конструкций. Особенности в одних говорах могут разрушаться быстрее, чем те же особенности в других говорах, одни синтаксические конструкции могут быть более устойчивыми, чем другие.

Литература

1.    Бромлей С. В., Булатова Л. Н., Захарова К. Ф. и др. Русская диалектология / Под ред. Л. Л. Касаткина. - 2-е изд., перераб. - М.: Просвещение, 1989. - ISBN 5-09-000870-1.
2.    Диалектологический атлас русского языка. Центр Европейской части России. Выпуск III: Синтаксис. Лексика. Комментарии к картам. Справочный аппарат / Под ред. О. Н. Мораховской. - М.: Наука, 1996.
3.    Диалектологический атлас русского языка. Центр Европейской части России. Выпуск III: Карты (часть 1). Лексика. - М.: Наука, 1997.
4.    Диалектологический атлас русского языка. Центр Европейской части России. Выпуск III: Карты (часть 2). Синтаксис. Лексика. - М.: Наука, 2005.
5.    Захарова К. Ф., Орлова В. Г. Диалектное членение русского языка. - 2-е изд. - М.: Едиториал УРСС, 2004. - ISBN 5-354-00917-0.
6.    Касаткин Л. Л. Русские диалекты. Диалектный язык // Русские. Монография Института этнологии и антропологии РАН. - М.: Наука, 1999.
7.    Кузнецов П. С. К вопросу о сказуемости употребления причастий и деепричастий в русских говорах // Материалы и исследования по русской диалектологии / Отв. ред. С. П. Обнорский и др.. - М., 1949. - Т. 3. - С. 59-83.
8.    Кузьмина И. Б. Синтаксис русских говоров в лингвогеографическом аспекте. - М., 1993.
9.    Кузьмина И. Б., Немченко Е. В. К вопросу о значении данных диалектологических атласов для изучения синтаксиса в диахроническом аспекте (на материале русского языка) // Общеславянский лингвистический атлас. Материалы и исследования. 1976 / Отв. ред. Р. И. Аванесов. - М., 1978. - С. 25-38.
10.    Мочалова Т. И. Русская диалектология. Учебно-методическое пособие. - Федер. агентство по образованию, МГУ им. Н. П. Огарева, 2008.
11.    Трубинский В. И. Очерки русского диалектного синтаксиса. - Л., 1984.
 
Реферат. Салтыков-Щедрин

Особую роль в журнале «Отечественные записки» играла сатирическая публицистика М.Е. Салтыкова-Щедрина. Его публицистика — это подлинная летопись пореформенной России. Все жгучие проблемы русской жизни нашли отражение в публицистических циклах сатирика: «Дневник провинциала в Петербурге», «Благонамеренные речи», «Письма к тетеньке» и др.
Сатирик часто прибегал к гиперболе, фантастике, аллегории, другим формам эзоповского языка, в смешном и нелепом виде изображал представителей официальной бюрократии, много места отводил характеристике рождающегося русского капиталиста Дерунова. Много места по традиции «Современник» уделял разоблачению измен и предательств либерализма.
В связи с критикой либерализма писатель-публицист много внимания уделил характеристике либерально-буржуазной прессы, заклеймив ее продажность в вымышленном, но очень точном названии газеты «Чего изволите?». Пародии его на содержание статей, фельетонов буржуазной прессы, ее язык, стиль занимают существенное место в сатирических очерках, опубликованных в «Отечественных записках» («В среде умеренности и аккуратности», «Современная идилия» и др.). Салтыков-Щедрин был глубоким критиком несовершенств буржуазной демократии, немецкого милитаризма, о чем ярко свидетельствует его книга очерков «За рубежом».
После смерти Некрасова в 1877 г. Салтыкову-Щедрину пришлось в сложной борьбе с либеральными народниками отстаивать прежнее направление «Отечественных записок», и он с честью выполнял эту задачу вплоть до закрытия царским правительством в 1884 г. передового русского журнала.
Чаще всего М.Е. Салтыкова-Щедрина воспринимают только как сурового сатирика, который боролся, обличал, клеймил, высмеивал… Но все эти привычные характеристики вольно или невольно связывают творчество Салтыкова-Щедрина преимущественно с его исторической эпохой. А между тем это действительно великий писатель, художественные прозрения которого непреходящи и в наше время поражают свежестью, глубиной и силой мысли, предостерегают, заставляют задуматься.
Продолжив и углубив традиции гоголевской сатиры, Щедрин создал высокохудожественные сатирические хроники и романы, в которых подверг уничтожающей критике не только государственное устройство России второй половины 19 века, но и основы эксплуататорского общества в целом. Ни один писатель России и Западной Европы не рисовал таких страшных картин крепостнического и буржуазного хищничества, как Салтыков - Щедрин.
Велико значение Щедрина и для развития демократической литературы 70-80-х годов 19 века. Это отмечали и современники великого сатирика. «Знаете, что мне иногда кажется: что на его плечах вся наша литература теперь лежит. Конечно, есть и кроме него хорошие, даровитые люди, но держит литературу он», - писал И.С. Тургенев.
Салтыков-Щедрин - крупнейшая фигура этого периода (вторая половина 19в.). Сатирик, публицист, писатель. Успех “Отечественных записок” обязан С-Щ (публикация художественных произведений “Господа Головлевы”, “История одного города”, публицистических очерков). Ни одного номера без произведения Салтыкова-Щедрина, иной раз и два произведения в одном номере.
Писал циклы очерков, объединявшиеся под одним названием. Когда цикл заканчивался, выходил отдельной книгой. Отклик на современную жизнь. Не были художественными, не связаны одним сюжетом, это позволяло менять тему. Писал и литературную критику (рецензии на художественные явления) - первая положительная рецензия на выставку передвижников 1892 г.
М.Е. Салтыков-Щедрин работал «Современнике» и в «Отечественных записок». В «Отечественных записках» сатирик работал шестнадцать лет, с 1868 по 1884 г.; его произведения появлялись почти в каждой книжке и во многом определяли характер и направление журнала.
В литературном наследстве писателя 70–80-х годов особое место занимают крупные сатирические обозрения – циклы очерков, в которых органически слиты элементы публицистики и художественной прозы. Это была своеобразная, свободная жанровая форма, с относительной самостоятельностью отдельных очерков и глав, которая позволяла автору быстро откликаться на злобу дня, на жгучие вопросы времени.
В своих очерках Салтыков-Щедрин достигал огромной силы сатирической типизации и широты охвата событий внутренней и международной жизни. Самостоятельность отдельных частей не исключала, а, наоборот, предполагала идейно-тематическое единство каждого обозрения и цикла как законченного художественно-публицистического целого.
Начиная свое сотрудничество в «Отечественных записках», писатель опубликовал в 1868–1869 гг. два цикла: «Признаки времени» и «Письма о провинции». В произведениях он ставит вопросы: что изменилось в жизни России после реформы 1861 года? почему общественный подъем 60-х годов не принес ожидаемых результатов? в чем причина разгрома революционного движения? Салтыков-Щедрин увидел причину неудачи борьбы против самодержавия в том, что слишком неоднородно было «движение реформаторов», как он условно называл движение 60-х годов.
Оценивая другие реформы 60-х годов, Салтыков-Щедрин раскрывает их крепостническую сущность. В «Признаках времени» писатель дал верную характеристику земской реформы. Салтыков-Щедрин верно раскрыл классовую природу земств, антинародный характер многих их начинаний.
В 1872–1876 гг. Салтыков-Щедрин печатает на страницах «Отечественных записок» два новых публицистических произведения: «Дневник провинциала в Петербурге» (1872) и «Благонамеренные речи» (1872–1876). Оба эти цикла преимущественно посвящены дальнейшему развитию капитализма в России и отражению этого процесса в политической жизни страны. Писатель одним из первых в русской литературе создал типические образы представителей русской буржуазии 70–80-х годов и ее идеологов – либералов. Разоблачение либерализма становится одной из главных тем его литературной деятельности.
К началу 70-х годов Салтыков-Щедрин окончательно понял, что в России устанавливаются новые капиталистические отношения с их биржевым и акционерным ажиотажем, хищничеством, буржуазной пошлостью, мошенничеством и развратом. В стране плодилась огромная армия защитников капитализма – буржуазных либералов, продавшихся самодержавию журналистов, адвокатов, инженеров, банковских служащих. Огромную силу иронии, сарказма и презрения вложил сатирик в их описания и характеристики.
«Дневник провинциала в Петербурге»вскрывает социальную сущность либерализма как идеологии эксплуататоров, бичует «панегиристов хищничества» – «пенкоснимателей», верных слуг буржуазии. Капиталист-хищник, а либерал-»пенкосниматель», он оправдывает хищничество. Либерал боится народа и революции и чувствует себя гораздо спокойнее под сенью самодержавия. За право грабить народ, за жирную подачку со стола хищника он обманывает трудящихся, лжет, отказывается от своих убеждений, предает своих единомышленников. Писатель смело осуждает политическую реакцию конца 60-х годов, критикует последующие реформы царского правительства, затеянные для того, чтобы приспособить самодержавный режим к нуждам капиталистического развития.
В «Благонамеренных речах»сатирик показал русскому массовому читателю – всю ложь и лицемерие идеологических основ дворянско-буржуазного государства. Он обнажил фальшь благонамеренных речей адвокатов этого государства, которые лицемерят. Писатель разоблачил грабительский характер буржуазной собственности, уважение к которой у народа воспитывалось с детства; вскрыл аморальность буржуазных семейных отношений и этических норм. Салтыков-Щедрин сравнивает национальные богатства страны с пирогом, которым пользуются только господствующие классы. Особое место в цикле занимает рассказ о Дерунове, который добился высокого положения в обществе грабежом разорявшихся дворян и особенно мужиков. Ему были чужды какие бы то ни было гражданские чувства, он попирает и семейные основы. В главе «В погоню за идеалами» он развивает тему государства - народ равнодушен к идее буржуазной государственности, и только господа дорожат государством, поскольку оно защищает их от революции, ограждает собственность.
С1874 по 1880 г. Салтыков-Щедрин работает над циклом очерков – «В среде умеренности и аккуратности».Рассматривая общественную жизнь в годы реакции, Салтыков-Щедрин типичным явлением русской действительности называет «молчалинство». Безразличие к насущным вопросам современности, стремление к личному благополучию господствуют в либеральном обществе. Молчалины всюду. Салтыков-Щедрин отмечает, что такие типы есть и среди адвокатов, писателей, журналистов. Все они – люди беспринципные, готовые снести любое оскорбление, если оно будет оплачено. Цинизм, моральная и политическая нечистоплотность, продажность являются неотъемлемым качеством преуспевающих адвокатов, журналистов и литераторов. Но именно эти качества и определяют их будущее поражение. В главах, относящихся к войне 1877–1878 гг., сосредоточена яркая сатирическая картина того шовинистического угара, который охватил часть русского общества и был отражен на страницах многих либеральных и реакционных газет.
Цикл «Убежище Монрепо»(1878–1879) осветил положение мелких и средних дворян в конце 70-х годов. Салтыков-Щедрин показывает семью дворян Прогореловых, чья деревня все больше и больше опутывается сетями местного кулака Груздева; правдиво отмечает, что на смену дворянству идет буржуазия, но не выражает ни сожаления, ни сочувствия отмирающему классу.
После поездки по Европе Салтыков-Щедрин печатает в «Отечественных записках» цикл очерков «За рубежом»(1880). «Зарубежное» в очерках Салтыкова-Щедрина постоянно и тесно переплетается с «отечественным». В аллегорической сцене – диалоге между «мальчиком без штанов» и «мальчиком в штанах» – сатирик ставит вопрос о характере дальнейшего развития России и приходит к выводу, что она так же, как многие европейские страны, пойдет по пути капиталистического развития.
«Письма к тетеньке»(1881–1882) были написаны после закрытия «Отечественных записок», рисуют русское общество в период обострения революционной борьбы и реакции, наступившей вслед за разгромом движения народников.
Стиль: Салтыков-Щедрин в творчестве часто прибегал к иносказанию, гиперболе, иронии, фантастике. Не менее любил он и пародию, в совершенстве владел юмором. Писатель удивительно быстро и верно умел подметить новое в экономике, политике, литературе. Огромная сила сатирического обобщения, типизации – яркая индивидуальная особенность стиля Салтыкова-Щедрина. Он был мастером эзоповского языка. Для характеристики различных сторон русской жизни 70–80-х годов Салтыков-Щедрин охотно вводил в свои произведения литературных персонажей: Молчалина, Чацкого.
Журнал «Отечественные записки» возглавлял Некрасов. В качестве соредакторов выступали Салтыков-Щедрин и Елисеев. Это демократический журнал, он сохранял верность лучшим традициям журналистики 60-х годов. Отличался враждой ко всем остаткам крепостнических отношений. Журнал выступал против обезземеливания крестьян, против сословной неравноправности основной массы русского населения, высоких налогов, особенно выкупных платежей за землю. Вместе с тем журнал протестовал против новых эксплуататоров — хищников-предпринимателей, пришедших на смену крепостникам. О.З. уделяли большое внимание международному революционному движению, деятельности I Интернационала, марксизму.
Боевую позицию занял журнал и в вопросах литературной критики. Здесь-то и выступал Салтыков-Щедрин – сторонник реализма, критикующий теорию чистого искусства, искусства для искусства, натурализм и невзыскательность вкуса литературных ремесленников.
Сатирическая публицистика Салтыкова-Щедрина сыграла особую роль в журнале. Его публицистика — это подлинная летопись пореформенной России.
Сатирик часто прибегал к гиперболе, фантастике, аллегории, другим формам эзоповского языка, в смешном и нелепом виде изображал представителей официальной бюрократии, много места отводил характеристике рождающегося русского капиталиста.
Сатирик имел полное право признать: крепостное право живет во всем — «в нашем темпераменте, в нашем образе мыслей, в наших обычаях, в наших поступках. Все, на что бы мы ни обратили наши взоры, все из него выходит и на него опирается». Оценивая другие реформы 60-х годов, Салтыков-Щедрин так же недвусмысленно раскрывает их крепостническую сущность.
Писатель одним из первых в русской литературе создал типические образы представителей русской буржуазии 70—80-х годов и ее идеологов — либералов. Разоблачение либерализма становится одной из главных тем его литературной деятельности.
Во всех сатирических очерках Салтыкова-Щедрина встречается образ рассказчика или корреспондента, который в иных случаях становится рупором авторских идей и оценок. Этот образ является самостоятельным персонажем произведений сатирика. Чаще всего он олицетворяет собой колеблющегося, трусливого русского либерала-обывателя, примкнувшего к реакции, который разоблачает себя речами и поступками. Так, например, было в «Письмах к тетеньке».

Творчество Салтыкова-Щедрина в целом и публицистика в частности широко знакомят нас с эпохой самодержавного деспотизма, помогают полнее понять и оценить революционный подвиг русского народа, сбросившего под руководством пролетариата иго царизма и капитала.

Список литературы

1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М.: Советская энциклопедия, 1966.
2. Бушмин А.С. Салтыков-Щедрин: Искусство сатиры - М.: Современник, 1976.
3. Вершины: Книга о выдающихся произведениях литературы. / Сост.В.И. Кулешова. - М.: Детская литература, 1983.
4. Квятковский А. Поэтический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1966.
5. Ожегов С.И. Словарь русского языка. / под редакцией Шведовой 18 издание. М.: Русский язык, 1987.
6. Салтыков-Щедрин М.Е. Избранные сочинения. М.: Художественная литература 1989.
7. Салтыков-Щедрин Сатирические романы и сказки. М.: Московский рабочий 1987.
8. Шанский Н.М. Русский язык. Справочные материалы. Просвещение 1987.
9. Горячкина М.С. Сатира Щедрина и русская демократическая литература 60 - 80 годов 19 века. М.: «Наука» 1977.
10. Жизнь и творчество М.Е. Салтыкова-Щедрина. М.: «Детская литература», 1989.
11. Бочарова А. Салтыков-Щедрин полемический аспект сатиры. Приволжское книжное издательство Саратов - Пенза, 1967.
 
Реферат. Романтизм в живописи и в музыке

Введение

Если заглянуть в толковый словарь русского языка, то можно найти несколько значений слова «романтизм»: 1. Направление в литературе и искусстве первой четверти XIX века, характеризующееся идеализацией прошлого, оторванностью от действительности, культом личности и человека. 2. Направление в литературе и искусстве, проникнутое оптимизмом и стремлением показать в ярких образах высокое назначение человека. 3. Умонастроение, проникнутое идеализацией действительности, мечтательной созерцательностью.
Как видно из определения, романтизм – это явление, которое проявляется не только в искусстве, но и в поведении, одежде, образе жизни, психологии людей и возникает в переломные моменты жизни, поэтому тема романтизма актуальна и в наши дни. Мы живем на стыке веков, находимся на переходном этапе. В связи с этим в обществе наблюдается неверие в будущее, разуверение в идеалах, возникает желание уйти от окружающей действительности в мир собственных переживаний и в то же время осмыслить ее. Именно эти черты характерны для романтического искусства. Поэтому я и выбрала для исследования тему «Романтизм как направление в искусстве».
Романтизм – это очень большой пласт различных видов искусства. Цель моей работы – проследить условия зарождения и причины возникновения романтизма в разных странах, исследовать развитие романтизма в таких видах искусства, как литература, живопись и музыка, и сопоставить их. Главной задачей для меня было выделить основные черты романтизма, характерные для всех видов искусств, определить, какое влияние оказал романтизм на развитие других направлений в искусстве.


Романтизм в России
Романтизм в России отличался от западноевропейского в угоду иной исторической обстановке и иной культурной традиции. Французскую революцию нельзя причислить к причинам его возникновения, уж очень узкий круг людей возлагал какие-либо надежды на преобразования в ее ходе. А результаты революции и вовсе в ней разочаровали. Вопроса о капитализме в России начала XIX в. не стояло. Следовательно, не было и этой причины. Настоящей причиной стала Отечественная война 1812 г., в которой проявилась вся сила народной инициативы. Но после войны народ не получил воли. Лучшие из дворянства, не довольные действительностью, вышли на Сенатскую площадь в декабре 1825 г. Этот поступок тоже не прошел бесследно для творческой интеллигенции. Бурные послевоенные годы стали обстановкой, в которой формировался русский романтизм.
Особенности русского романтизма:
- Романтизм не противостоял Просвещению. Просветительская идеология ослабла, но не потерпела краха, как в Европе. Идеал просвещенного монарха не исчерпал себя.
- Романтизм развивался параллельно с классицизмом, нередко переплетаясь с ним.
-    Романтизм в России в разных видах искусства проявил себя по-разному. В архитектуре он не читался вообще. В живописи - иссяк к середине XIX века. В музыке проявился лишь частично. Пожалуй, только в литературе романтизм проявился последовательно.
Живопись
В изобразительном искусстве романтизм наиболее ярко проявился в живописи и графике, менее выразительно – в скульптуре и архитектуре. Яркими представителями романтизма в изобразительном искусстве были русские живописцы-романтики. В своих полотнах они выразили дух свободолюбия, активного действия, страстно и темпераментно взывали к проявлению гуманизма. Актуальностью и психологизмом, небывалой экспрессией отличаются бытовые полотна русских живописцев. Одухотворенные, меланхоличные пейзажи - опять та же попытка романтиков проникнуть в мир человека, показать, как живется и мечтается человеку в подлунном мире. Русская романтическая живопись отличалась от зарубежной. Это определялось и исторической обстановкой и традицией.
Особенности русской романтической живописи:
-просветительская идеология ослабла но не потерпела крах, как в Европе. Поэтому романтизм не был ярко выражен.
-романтизм развивался параллельно с классицизмом, нередко переплетаясь с ним.
-академическая живопись в России еще не исчерпала себя.
-романтизм в России не был устойчивым явлением, романтиков тянуло к академизму.
К середине XIX в. романтическая традиция почти угасла.
Работы, относящиеся к романтизму, стали появляться в России уже в 1790-х годах (работы Феодосия Яненко «Путешественники, застигнутые бурей» (1796), «Автопортрет в шлеме» (1792). В них очевиден прототип - Сальватор Роза, весьма популярный на рубеже XVIII и XIX столетий. Позднее влияние этого проторомантического художника будет заметно в творчестве Александра Орловского. Разбойники, сцены у костра, битвы сопровождали весь его творческий путь. Как и в других странах, художники, принадлежавшие к русскому романтизму, внесли в классические жанры портрета, пейзажа и жанровых сцен совершенно новое эмоциональное настроение.
В России романтизм начал проявляться вначале в портретной живописи. В первой трети 19 века она большей частью утратила связь с сановной аристократией. Значительное место стали занимать портреты поэтов, художников, меценатов искусства, изображение простых крестьян. Особенно ярко проявилась эта тенденция в творчестве О.А. Кипренского (1782 – 1836 гг) и В.А. Тропинина (1776 – 1857 гг).
Василий Андреевич Тропинин стремился к живой непринужденной характеристике человека, выраженной через его портрет. Портрет сына (1818), «Портрет А.С.Пушкина» (1827), «Автопортрет» (1846) поражают не портретным сходством с оригиналами, а необыкновенно тонким проникновением во внутренний мир человека.
Портрет сына - Арсения Тропинина - один из лучших в творчестве мастера. Изысканная, неяркая золотистая цветовая гамма напоминает валерную живопись XVIII в. Однако по сравнению с типичным детским портретом в романтизме XVIII в. здесь бросается в глаза непредвзятость замысла - этот ребенок позирует в очень малой мере. Взгляд Арсения скользит мимо зрителя, одет он небрежно, ворот как бы случайно распахнут. Отсутствие репрезентативности - в необычайной фрагментарности композиции: голова заполняет почти всю поверхность холста, изображение срезано по самые ключицы, и тем самым лицо мальчика машинально придвинуто к зрителю.
Необычайно интересна история создания «Портрета Пушкина». По обыкновению своему, для первого знакомства с Пушкиным Тропинин пришел в дом Соболевского на собачьей площадке, где тогда жил поэт. Художник застал его в кабинете возившимся со щенками. Тогда же и был, видимо, написан по первому впечатлению, которое так ценил Тропинин, маленький этюд. Долгое время он оставался вне поля зрения преследователей. Только почти через сто лет, к 1914 году, его опубликовал П.М. Щекотов, который писал, что из всех портретов Александра Сергеевича он «наиболее передает его черты… голубые глаза поэта здесь наполнены особенного блеска, поворот головы быстр, и черты лица выразительны и подвижны. Несомненно, здесь уловлены подлинные черты лица Пушкина, которые по отдельности мы встречаем в том или другом из дошедших до нас портретов. Остается недоумевать, - добавляет Щекотов, - почему этот прелестный этюд не удостоился должного внимания издателей и ценителей поэта». Объясняют это сами качества маленького этюда: не было в нем ни блеска красок, ни красоты мазка, ни мастерски написанных «околичностей». И Пушкин здесь не народный «вития» не «гений», а прежде всего человек. И вряд ли поддается анализу, почему в однотонной серовато-зеленой, оливковой гамме, в торопливых, будто случайных ударах кисти почти невзрачного на вид этюда заключено такое большое человеческое содержание. Перебирая в памяти все прижизненные и последующие портреты Пушкина, этот этюд по силе человечности можно поставить рядом лишь с фигурой Пушкина, вылепленной советским скульптором А.Матвеевым. Но не эту задачу поставил перед собой Тропинин, не такого Пушкина хотел видеть его друг, хотя и заказывал изобразить поэта в простом, домашнем виде.
Романтизм Тропинина имеет отчетливо выраженные сентименталистические истоки. Именно Тропинин явился основателем жанрового, несколько идеализированного портрета человека из народа («Кружевница» (1823)). «И знатоки и не знатоки, - пишет Свиньин о «Кружевнце», - приходят в восхищение при взгляде на сию картину, соединяющую поистине все красоты живописного искусства: приятность кисти, правильное, счастливое освещение, колорит ясный, естественный, сверх того, в сем портрете обнаруживается душа красавицы и тот лукавый взгляд любопытства, который брошен ею на кого-то, вошедшего в ту минуту. Обнаженные за локоть руки ее остановились вместе со взором, работа прекратилась, вылетел вздох из девственной груди, прикрытой кисейным платком, - и все это изображено с такой правдою и простотой, что картину сию можно принять весьма легко за самое удачное произведение славного Греза. Побочные предметы, как-то: кружевная подушка и полотенце, -расположены с большим искусством и отработаны с окончательностью…»
В начале XIX века значительным культурным центром России являлась Тверь. Все выдающиеся люди Москвы бывали здесь на литературных вечерах. Здесь же молодой Орест Кипренский встретил А.С.Пушкина, портрет которого, написанный позднее, стал жемчужиной мирового портретного искусства, а А.С.Пушкин посвятит ему стихи, где назовет его «любимцем моды легкокрылой». Портрет Пушкина кисти О. Кипренского – живое олицетворение поэтического гения. В решительном повороте головы, в энергично скрещенных на груди руках, во всем облике поэта сказывается чувство независимости и свободы. Это о нем Пушкин сказал: «Себя как в зеркале я вижу, но это зеркало мне льстит». В работе над портретом Пушкина в последний раз встречаются Тропинин и Кипренский, хотя встреча эта происходит не воочию, а спустя много лет в истории искусств, где, как правило, сопоставляются два портрета величайшего русского поэта, созданные одновременно, но в разных местах – один в Москве. Другой в Петербурге. Теперь это встреча равно великих по своему значению для русского искусства мастеров. Хоть и утверждают почитатели Кипренского, что художественные преимущества на стороне его романтического портрета, где поэт представлен погруженным в собственные мысли, наедине с музой, но народность и демократизм образа безусловно на стороне «Пушкина» тропининского.
Яркой печатью романтического идеала отмечен «Портрет В.А.Жуковского»(1816). Художник, содавая портрет по заказу С.С.Уварова, задумал показать современникам не только образ поэта, которого хорошо знали в литературных кругах, но и продемонстрировать определенное понимание личности поэта-романтика. Перед нами тип поэта, который выражал философски-мечтательное направление русского романтизма. Кипренский представил Жуковского в момент творческого вдохновения. Ветер растрепал волосы поэта, тревожно плещут ветвями деревья в ночи, едва видны развалины старинных строений. Так и должен, казалось, выглядеть творец романтических баллад. Темные краски усугубляют атмосферу таинственного. По совету Уварова, Кипренский не дописывает отдельные фрагменты портрета, с тем чтобы «излишняя законченность» не погасила духа, темпераментности, эмоциональности.
Еще одним выдающимся потретистом был Венецианов. В 1811 году он получил от Академии звание академика, назначенного за «Автопортрет» и «Портрет К.И.Головачевского с тремя воспитанниками Академии художеств». Это незаурядные произведения.
Создание романтического образа Петербурга в русской живописи связано с творчеством М. Н. Воробьева. На его полотнах город предстал окутанным таинственными петербургскими туманами, мягкой дымкой белых ночей и пропитанной морской влагой атмосферой, где стираются контуры зданий, и лунный свет завершает таинство. То же лирическое начало отличает и исполненные им виды петербургских окрестностей («Закат солнца в окрестностях Петербурга», 1832). Но северная столица виделась художникам и в ином, драматическом ключе, как арена столкновения и борьбы природных стихий (В. Е. Раев «Александровская колонна во время грозы», 1834).
Романтизм в России как мироощущение существовал в своей первой волне с конца XVIII столетия и по 1850-е годы. Линия романтического в русском искусстве не прервалась на 1850-х годах. Открытая романтиками для искусства тема состояния бытия развивалась позднее у художников «Голубой розы». Прямыми наследниками романтиков, несомненно, были символисты. Романтические темы, мотивы, выразительные приемы вошли в искусство разных стилей, направлений, творческих объединений. Романтическое мироощущение или мировоззрение, оказалось одним из самых живых, живучих, плодотворных.
Романтизм как общее мироощущение, свойственное преимущественно молодёжи, как стремление к идеалу и творческой свободе до сих пор постоянно живёт в мировом искусстве.
Музыка
Романтизм в чистом виде – это явление западноевропейского искусства. В русской музыке XIX в. от Глинки до Чайковского черты классицизма сочетались с чертами романтизма, ведущим элементом являлось яркое, самобытное национальное начало. Романтизм в России дал неожиданный взлет тогда, когда это направление казалось уже отошедшим в прошлое. Два композитора XX в., Скрябин и Рахманинов, вновь воскресили такие черты романтизма, как безудержный полет фантазии и задушевность лирики. Поэтому XIX в. называют веком музыкальной классики.
Время (1812 год, восстание декабристов, последовавшая реакция) наложило отпечаток на музыку. Какой бы жанр мы не взяли – романс, оперу, балет, камерную музыку – везде русские композиторы сказали свое новое слово.
Музыка России при всей ее салонной изящности и строгой приверженности традициям профессионального инструментального, в том числе сонатно-симфонического письма, зиждется на неповторимом ладовом колорите и ритмическом строе русского фольклора. Одни - широко опирается на бытовую песню, другие - на оригинальные формы музицирования, а третьи – на старинную модальность древнерусских крестьянских ладов.
Начало XIX в. – это годы первого и яркого расцвета жанра романса. До сих пор звучит и радует слушателей скромная искренняя лирика Александра Александровича Алябьева ( 1787-1851). Он писал романсы на стихи многих поэтов, но бессмертными являются «Соловей» на стихи Дельвига, «Зимняя дорога», «Я вас люблю» на стихи Пушкина.
Александр Егорович Варламов (1801-1848) писал музыку к драматическим спектаклям, но больше мы его знаем по известным романсам «Красный сарафан», «На заре ты меня не буди», «Белеет парус одинокий».
Александр Львович Гурилев (1803-1858) - композитор, пианист, скрипач и педагог, ему принадлежат такие романсы, как «Однозвучно звенит колокольчик», «На заре туманной юности» и др.
Самое видное место здесь занимают романсы Глинки. Никто другой тогда еще не достигал такого естественного слияния музыки с поэзией Пушкина, Жуковского.
Михаил Иванович Глинка (1804-1857) – современник Пушкина (на 5 лет моложе Александра Сергеевича), классик русской литературы, стал основоположником музыкальной классики. Его творчество – одна из вершин русской и мировой музыкальной культуры. В нем гармонично сочетаются богатства народной музыки и высочайшие достижения композиторского мастерства. Глубоко народное реалистическое творчество Глинки отразило мощный расцвет русской культуры 1-й половины XIX в., связанный с Отечественной войной 1812 и движением декабристов. Светлый, жизнеутверждающий характер, стройность форм, красота выразительно-певучих мелодий, разнообразие, красочность и тонкость гармоний – ценнейшие качества музыки Глинки. В знаменитейшая опере «Иван Сусанин»(1836) получила гениальное выражение идея народного патриотизма; моральное величие русского народа прославляется и в сказочной опере «Руслан и Людмила». Оркестровые сочинения Глинки: «Вальс-фантазия», «Ночь в Мадриде» и особенно «Камаринская», составляют основу русского классического симфонизма. Замечательна по силе драматического выражения и яркости характеристик музыка к трагедии «Князь Холмский». Вокальная лирика Глинки (романсы «Я помню чудное мгновенье», «Сомнение») - непревзойденное воплощение в музыке русской поэзии.

Западноевропейский романтизм
Живопись
Если родоначальницей классицизма была Франция, то «чтобы отыскать корни… романтической школы, - писал один из современников, - нам следует отправиться в Германию. Там родилась она, и там образовали свои вкусы современные итальянские и французские романтики».
Раздробленная Германия не знала революционного подъема. Многим из немецких романтиков был чужд пафос передовых социальных идей. Они идеализировали средневековье. Отдавались безотчетным душевным порывам, рассуждали о брошенности человеческой жизни. Искусство многих из них было пассивным и созерцательным. Лучшие свои произведения они создали в области портретной и пейзажной живописи. Выдающимся портретистом был Отто Рунге (1777-1810). Портреты этого мастера при внешнем спокойствии поражают интенсивной и напряженной внутренней жизнью.
Образ поэта-романтика увиден Рунге в «Автопортрете». Он внимательно разглядывает себя и видит темноволосого, темноглазого, серьезного, полного энергии, вдумчивого, самоуглубленного и волевого молодого человека. Художник-романтик хочет познать себя. Манера исполнения портрета быстрая и размашистая, будто бы уже в фактуре произведения должна быть передана духовная энергия творца; в темной красочной гамме выступают контрасты светлого и темного. Контрастность – характерный живописный прием мастеров-романтиков.
Рунге одним из первых художников-романтиков поставил перед собой задачу синтеза искусств: живописи, скульптуры, архитектуры, музыки. Ансамблевое звучание искусств должно было выразить единство божественных сил мира, каждая частичка которого символизирует космос в целом. Художник фантазирует, подкрепляя свою философскую концепцию идеями знаменитого немецкого мыслителя 1-ой пол. XVII в. Якоба Беме. Мир – некое мистическое целое, каждая частичка которого выражает целое. Данная идея родственна романтикам всего европейского континента. В стихотворной форме английский поэт и художник Уильям Блейк то же самое выразил так:
В одном мгновенье видеть вечность,
Огромный мир – в зеркале песка,
В единой горсти – бесконечность
И небо – в чашечке цветка.
Цикл Рунге, или, как он его называл, «фантастико-музыкальная поэма» «Времена дня» – утро, полдень, ночь, - выражение этой концепции. Он оставил в стихах и прозе объяснение своей концептуальной модели мира. Изображение человека, пейзаж, свет и цвет выступают символами всегда изменчивого круговорота природной и человеческой жизни.
Другой выдающийся живописец-романтик Германии Каспар Давид Фридрих (1774-1840) предпочел всем другим жанрам пейзаж и писал на протяжении своей семидесятилетней жизни только картины природы. Основным мотивом творчества Фридриха является идея единства человека и природы.
«Прислушайтесь к голосу природы, который говорит внутри нас», - дает наставление художник своим ученикам. Внутренний мир человека олицетворяет бесконечность Вселенной, поэтому, услышав себя, человек в состоянии постичь и духовные глубины мира.
Искусство романтизма во Франции развивалось особыми путями. Первое, что отличало его от аналогичных движений в других странах, - это активный наступательный («революционный») характер. Поэты, писатели, музыканты, художники отстаивали свои позиции не только созданием новых произведений, но и участием в журнальной, газетной полемике, что исследователями характеризуется как «романтическая битва». В романтической полемике «отточили свои перья» знаменитые В.Гюго, Стендаль, Жорж Санд, Берлиоз и многие другие писатели, композиторы, журналисты Франции.
Романтическая живопись во Франции возникает как оппозиция классицистической школе Давида, академическому искусству, именуемому «школой» в целом. Но понимать это нужно шире: это была оппозиция официальной идеологии эпохи реакции, протест против ее мещанской ограниченности. Отсюда и патетический характер романтических произведений, их нервная возбужденность, тяготение к экзотическим мотивам, к историческим и литературным сюжетам, ко всему, что может увести от «тусклой повседневности», отсюда эта игра воображения, а иногда, наоборот, мечтательность и полное отсутствие активности.
Ульям Блейк – удивительный тип романтика на английской культурной сцене. Он пишет стихи, иллюстрирует свои и чужие книги. Его талант стремился объять и выразить мир в целостном единстве. Наиболее известными его произведениями считаются иллюстрации к библейской «Книге Иова», «Божественной комедии» Данте, «Потерянному раю» Мильтона. Он населяет свои композиции титаническими фигурами героев, которым соответствует и их окружение нереального просветленного или фантасмагорического мира. Чувство мятежной гордости или сложно создаваемой из диссонансов гармонии переполняет его иллюстрации.
Несколько иными кажутся пейзажные гравюры к «Пасторалям» римского поэта Вергилия – они более идиллически романтичны, чем свое предшествующие работы. Романтизм Блейка пробует найти свою художественную формулу и форму существования мира.
Уильям Блейк, прожив жизнь в крайней бедности и неизвестности, после смерти был причислен к сонму классиков английского искусства.
В творчестве английских пейзажистов начала XIX в. романтические увлечения сочетаются с более объективным и трезвым взглядом на природу.
Романтически приподнятые пейзажи создает Уильям Тернер (1775-1851). Он любил изображать грозы, ливни, бури на море, яркие, пламенные закаты солнца. Тернер часто преувеличивал эффекты освещения и усиливал звучание цвета даже тогда, когда писал спокойное состояние природы. Для большего эффекта он использовал технику акварелистов и накладывал масляную краску очень тонким слоем и писал прямо на грунте, добиваясь радужных переливов. Примером может послужить картина «Дождь, пар и скорость»(1844).
Романтики открывают мир человеческой души, индивидуальное, ни на кого не похожее, но искреннее и оттого близкое всем чувственное видение мира. Мгновенность образа в живописи, как говорил Желакруа, а не последовательность его в литературном исполнении определила нацеленность художников на сложнейшую передачу движения, ради которого были найдены новые формальные и колористические решения. Романтизм оставил в наследство второй половине XIX в. все эти проблемы и раскрепощенную от правил академизма художественную индивидуальность. Символ, который у романтиков должен был выразить сущностное соединение идеи и жизни, в искусстве второй половины XIX в. растворяется в полифоничности художественного образа, захватывающего многообразие идей и окружающего мира.
Музыка
Идея синтеза искусств нашли выражение в идеологии и практике романтизма. Романтизм в музыке сложился в 20-е годы XIX века под влиянием литературы романтизма и развился в тесной связи с ним, с литературой вообще (обращение к синтетическим жанрам, в первую очередь к опере, песне, инструментальной миниатюре и музыкальной програмности). Характерное для романтизма обращение к внутреннему миру человека выразилось в культе субъективного, тяге эмоционально-напряженному, что определило главенство музыки и лирики в романтизме.
Музыка 1-й половины XIX в. быстро эволюционировала. Появился новый музыкальный язык; в инструментальной и камерно-вокальной музыке особое место получила миниатюра; разнообразным спектром красок звучал оркестр; по-новому раскрывались возможности фортепиано и скрипки; музыка романтиков была очень виртуозна.
Музыкальный романтизм проявился во множестве разнообразных ответвлений, связанных с разными национальными культурами и с разными общественными движениями. Так, например значительно различаются интимный, лирический стиль немецких романтиков и «ораторский» гражданский пафос, характерный для творчества французских композиторов. В свою очередь представители новых национальных школ, возникших на основе широкого национально-освободительного движения (Шопен, Монюшко, Дворжак, Сметана, Григ), так же как и представители итальянской оперной школы, тесно связанной с движением Рисорджименто (Верди, Беллини), во многом отличаются от современников в Германии, Австрии или Франции, в частности, тенденцией к сохранению классических традиций.
И тем не менее все они отмечены некоторыми общими художественными принципами, которые позволяют говорить о едином романтическом строе мысли.
Благодаря особой способности музыки глубоко и проникновенно раскрывать богатый мир человеческих переживаний она была поставлена романтической эстетикой на первое место среди других искусств. Многие романтики подчеркивали музыке интуитивное начало, приписывали ей свойство выражать «непознаваемое». Творчество выдающихся композиторов-романтиков имело крепкую реалистическую основу. Интерес к жизни простых людей, жизненная полнота и правда чувств, опора на музыку быта определяли реалистичность творчества лучших представителей музыкального романтизма. Реакционные тенденции (мистика, бегство от действительности) присуще лишь относительно небольшому числу произведений романтиков. Они проявились отчасти в опере «Эврианта» Вебера (1823), в некоторых музыкальных драмах Вагнера, оратории «Христос» Листа (1862) и др.
К началу XIX века появляются фундаментальные исследования фольклора, истории, древней литературы, воскрешаются преданные забвению средневековые легенды, готическое искусство, культура Возрождения. Именно в это время в композиторском творчестве Европы сложилось множество национальных школ особого типа, которым было суждено значительно раздвинуть границы общеевропейской культуры. Русская, которая вскоре заняла если не первое, то одно из первых мест в мировом культурном творчестве (Глинка, Даргомыжский, «кучкисты», Чайковский), польская (Шопен, Монюшко), чешская (Сметана, Дворжак), венгерская (Лист), затем норвежская (Григ), испанская (Педрель) финская (Сибелиус), английская (Элгар) – все они, вливаясь в общее русло композиторского творчества Европы, ни в коей мере не противопоставляли себя сложившимся старинным традициям. Возник новый круг образов, выражающий неповторимые национальные черты той отечественной культуры, к которой принадлежал композитор. Интонационный строй произведения позволяет мгновенно узнать на слух принадлежность к той или иной национальной школе.
Прогрессивный смысл Романтизма в этот период заключен главным образом в деятельности Ференца Листа. Творчество Листа, несмотря на противоречивость мировоззрения, в основе своей было прогрессивным, реалистическим. Один из основоположников и классик венгерской музыки, выдающийся национальный художник .
Одним из первых проявлений романтизма в музыке было творчество Франца Шуберта (1797- 1828). Шуберт вошел в историю музыки как крупнейший из основоположников музыкального романтизма и создатель ряда новых жанров: романтической симфонии, фортепьянной миниатюры, лирико-романтической песни (романса). Наибольшее значение в его творчестве имеет песня, в которой он проявил особенно много новаторских тенденций.
Замечательное мастерство вариационного и вариантного развития мелодии, свойственное Григу, коренится в народных традициях многократного повтора мелодии с изменениями ее. «Я записал народную музыку моей страны». За этими словами скрывается благоговейное отношение Грига к народному искусству и признание его определяющей роли для собственного творчества.



Заключение

Исходя из всего сказанного выше можно сделать следующие выводы:
На возникновение романтизма повлияло три главных события: Великая французская революция, наполеоновские войны, подъем национально-освободительного движения в Европе.
Романтизм как метод и направление в художественной культуре был явлением сложным и противоречивым. В каждой стране он имел яркое национальное выражение. Романтики занимали разные общественные и политические позиции в обществе. Они все бунтовали против итогов буржуазной революции, но бунтовали по-разному, так как у каждого был свой идеал.
Романтизм получил широкое развитие как в странах Западной Европы, так и в России. Однако романтизм в России отличался от западноевропейского в угоду иной исторической обстановке и иной культурной традиции. Настоящей причиной возникновения романтизма в России стала Отечественная война 1812 г., в которой проявилась вся сила народной инициативы.
Романтики открывают мир человеческой души, индивидуальное, ни на кого не похожее, но искреннее и оттого близкое всем чувственное видение мира. Мгновенность образа в живописи, как говорил Делакруа, а не последовательность его в литературном исполнении определила нацеленность художников на сложнейшую передачу движения, ради которого были найдены новые формальные и колористические решения. Романтизм оставил в наследство второй половине XIX в. все эти проблемы и раскрепощенную от правил академизма художественную индивидуальность. Символ, который у романтиков должен был выразить сущностное соединение идеи и жизни, в искусстве второй половины XIX в. растворяется в полифоничности художественного образа, захватывающего многообразие идей и окружающего мира. Романтизм в живописи тесно связан с сентиментализмом.
Благодаря романтизму личное субъективное видение художника принимает форму закона. Импрессионизм до конца разрушит преграду между художником и натурой, объявив искусство впечатлением. Романтики говорят о фантазии художника, «голосе своих чувств», который позволяет остановить работу тогда, когда мастер считает это нужным, а не как требуют академические мерки законченности.
Романтизм оставил целую эпоху в мировой художественной культуре, его представителями были: в русской литературе Жуковский, А.Пушкин, М.Лермонтов и др.; в изобразительном искусстве Э. Делакруа, Т. Жерико, Ф. Рунге, Дж. Констебл, У. Тернер, О. Кипренский, А.Венецианов, А.Орлорский, В.Тропинин и др.; в музыке Ф. Шуберт, Р. Вагнер, Г.Берлиоз, Н. Паганини, Ф.Лист, Ф. Шопен и др. Они открыли и развили новые жанры, обратили пристальное внимание к судьбам человеческой личности, раскрыли диалектику добра и зла, мастерски раскрыли человеческие страсти и др.
Виды искусства в своей значимости более или менее уравнялись и дали великолепные произведения искусства, хотя романтики в лестнице искусств первенство отдавали музыке.
Романтизм в России как мироощущение существовал в своей первой волне с конца XVIII столетия и по 1850-е годы. Линия романтического в русском искусстве не прервалась на 1850-х годах. Открытая романтиками для искусства тема состояния бытия развивалась позднее у художников «Голубой розы».
Романтизм как общее мироощущение, свойственное преимущественно молодёжи, как стремление к идеалу и творческой свободе до сих пор постоянно живёт в мировом искусстве.

Список литературы

1.    Амминская А.М. Алексей Гаврилович Внецианов. - М: Знание, 1980
2.    Ацаркина Э.Н. Алексдр Осипович Орловский. - М: Искусство, 1971.
3.    Белинский В.Г. Сочинения. А.Пушкин. – М: 1976.
4.    Большая советская энциклопедия (Гл.ред. Прохоров А.М.). – М: Советская энциклопедия, 1977.
5.    Вайнкоп Ю., Гусин И. Краткий биографический словарь композиторов. – Л: Музыка, 1983.
6.    Василий Андреевич Тропиин (под ред. М.М.Раковской). - М: Изобразительное искусство, 1982.
7.    Воротников А.А., Горшковоз О.Д., Ёркина О.А. История искусств. – Мн: Литратура, 1997.
8.    Зименко В. Александр Осиповч Орловский. - М: Государственное издательство изобразительного искусства, 1951.
9.    Иванов С.В. М.Ю.Лермонтов. Жизнь и творчество. – М: 1989.
10.    Музыкальная литература зарубежных стран (под ред. Б.Левика).- М: Музыка, 1984.
11.    Некрасова Е.А. Тернер. - М: Изобразитнельное искусство, 1976.
12.    Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М: Государственное издательство иностранных и русских словарей, 1953.
13.    Орлова М. Дж. Констебль. - М: Искусство, 1946.
14.    Русские художники. А.Г.Венецианов. – М: Государственное издательство изобразительного искусства, 1963.
15.    Соколов А.Н. История русской литературы XIX века (1 половина). – М: Высшая школа,1976.
16.    Турчин В.С. Теодор Жерико. - М: Изобразительное искусство, 1982.
17.    Филимонова С.В. История мировой художественной культуры.- Мозырь: Белый ветер, 1997.
 
Реферат. Роль личности руководителя в управлении 82% 2017

Введение

В современном мире все большую популярность обретает концепция, согласно которой движущей силой производства являются люди, которые на нем работают. Действительно, сплоченный хорошо мотивированный коллектив, который знает конечную цель своей работы и получает удовольствие от нее, повышает не только собственную работоспособность, но и эффективность функционирования предприятия в целом. Поэтому нельзя не считаться с «человеческой стороной» предприятия, и любому хорошему руководителю следует знать об этом. Пренебрегать персоналом очень опрометчиво, ведь это чревато для предприятия внутренними проблемами в долгосрочном периоде.
О человеческом аспекте производства говорил и американский социолог Дуглас Макгрегор в своем труде «Человеческая сторона производства», написанном в 1960 году. Он предлагает теорию «Х» и теорию «Y». [1, с.4]
Теория «Х» утверждает, что человек имеет врожденное отвращение к труду и склонен избегать ответственности, принуждение является необходимой мерой для привлечения человека к работе, поэтому менеджмент руководствуется как жесткими (тотальный контроль и система наказаний), так и мягкими (поощрение и принуждение) его формами. Обстановка на предприятиях «Х» крайне напряженная, что не дает работникам полноценно реализоваться и сильно ограничивает в творчестве. Это, в свою очередь, негативно сказывается на работе компании в целом.
В теории «Y» же, напротив, речь идет о том, что в неэффективной работе коллектива следует винить плохое руководство. Начальник должен уважать своих подчиненных, поощрять их инициативу и давать больше свободы. Тогда работники будут стремиться к честному труду и соблюдению дисциплины.
Теории «Х» и «У» можно сравнить с плохим и хорошим полицейским. Первый радикален и жесток и ставит во главу угла исключительно свои интересы. Второй же менее резок и больше ориентрован на потребности своего персонала.
Так, отталкиваясь от теории Макгрегора, можно говорить о том, что сегодня, когда все больше и больше предприятий уходит от радикальных форм управления персоналом, наступила эпоха «руководителей-Y». Каким же должен быть идеальный руководитель предприятия XXI века? На этот вопрос мы и попытаемся ответить в данном реферате.
 
Реферат. Региональные СМИ

Прежде чем перейти к рассмотрению региональных средств массовой информации, следует уточнить и конкретизировать ключевые понятия данного исследования: «средства массовой информации», «аудитория», «региональные издания», а также выявить особенности региональных СМИ и их основные проблемы.
«Средства массовой информации» (СМИ) имеет достаточно устойчивое и продолжительное хождение в обыденном сознании. Задолго до того, как появились первые попытки научного описания и систематизации теоретических взглядов на сей предмет научного познания, этот термин прочно закрепился в массовом сознании и стал неотъемлемой частью социально-политической жизни миллионов людей. В научной литературе, как зарубежной, так и отечественной, содержащей анализ функционирования средств массовой информации в обществе, встречаются самые различные определения этого термина. Так, «Краткий словарь - справочник агитатора и политинформатора» трактует средства массовой информации «как мощные каналы оперативного и одновременного распространения информации (печать, радио, телевидение) среди широкой массы людей». «Краткий политический словарь» дает следующее толкование анализируемого понятия: «Средства массовой информации - понятие, объединяющее все современные каналы доведения информации до широкой общественности, в т.ч. печать, телевидение, радио, кино».
Практически оба приведенных нормативных толкования однозначно трактуют средства массовой информации как каналы распространения либо доведения информации до широкой общественности. Однако, это не совсем так. СМИ представляют собой учреждения, созданные для открытой, публичной передачи с помощью специального технического инструментария различных сведений любым лицам - это относительно самостоятельная система, характеризующаяся множественностью составляющих элементов: содержанием, свойствами, формами, методами и определенными уровнями организации (в стране, в регионе, на производстве). Отличительные черты СМИ – это публичность, т.е. неограниченный круг пользователей; наличие специальных технических приборов, аппаратуры; непостоянный объем аудитории, меняющейся в зависимости от проявленного интереса к той или иной передаче, сообщению или статье. Понятие «средства массовой информации» не следует отождествлять с понятием «средства массовой коммуникации» (СМК). Это не совсем верно, поскольку последнее понятие характеризует более широкий спектр массовых средств. К СМК относятся кино, театр, цирк и т.д., все зрелищные представления, которые отличаются регулярностью обращения к массовой аудитории, а также такие технические средства массовой коммуникации, как телефон, телеграф, телетайп и т.д.
«Аудитория» СМИ – та часть общества, на которую специально ориентировано определенное издание (или программа) и к которой оно постоянно обращено (расчетная аудитория), или которая действительно сформировалась вокруг данного издания и считает его «своим» (реальная аудитория), или которую можно привлечь дополнительно (потенциальная аудитория). При этом многие представители аудитории в определенных ситуациях (когда пишут письма, звонят или приходят в редакцию, готовят для нее материалы, собирают информацию, консультируют журналистов и т. д.) выступают и в роли журналистов, которые точно также в свою очередь оказываются аудиторией других средств массовой информации.
«Региональные издания» - печать или пресса, обслуживающая информационные потребности ограниченных, больших или малых территориальных общностей. Начиная с конца 1993 г. центральная пресса стала постепенно вытесняться местной и региональной. Усиливается идеология возрождения России через провинцию, в ряде наиболее развитых субъектов РФ создаются неомифологии, где регион противопоставляется федеральному центру как полюс порядка, подчеркивается сверхзначимость данного региона для судьбы всей России и т.д. Интенсивное развитие региональной печатной периодики подтверждается данными, полученными санкт-петербургскими социологами, изучающими новую российскую прессу. Доля общероссийских газет среди всей массы возникших за последнее десятилетие изданий составляет 14,7%, а региональных (краевых, республиканских) - 57,8%, городских и районных - 11,3%, межрегиональных (распространяемых в нескольких соседних областях) - 11,4%. Таким образом, «точки роста» на современном информационном поле также находятся в провинции, но преимущественно не в маленьких городах и селениях, а в областных, краевых, республиканских центрах.
Система региональных СМИ во многом зависит от местных особенностей. Целый ряд факторов - политических, экономических, социокультурных, идеологических - обусловливает развитие региональных СМИ. Важным для развития СМИ является и их географическое положение - удаленность от центра, близость рубежей государства и т.д. Местные СМИ пограничных территорий должны учитывать повышенный интерес своей аудитории как к новостям из Москвы, так и к тому, что происходит в соседних государствах. Пресса отдаленных территорий может минимально конкурировать с центральной (трудности доставки последней, ее запаздывание), но должна принимать во внимание воздействие зарубежных информационных каналов на свою аудиторию.
Все очевиднее становятся различия между системами СМИ регионов, где есть мегаполисы, и регионами с сельскохозяйственным профилем. Пресса мегаполисов, например Санкт-Петербурга, перенасыщена. В 2003 г. в Санкт-Петербурге зарегистрировано 1598 газет и 1129 журналов, в различных рекламных справочниках. 2003 г. перечисляется не менее 60 газет, имеющих высокие тиражи, и около 70 журналов. Местный информационный рынок самодостаточен. Учитывая это, центральные издания, с одной стороны, не отказываются от чистой экспансии, но, с другой стороны, они содержат большой блок местной информации, а иногда и вкладывают средства в сугубо местные проекты, например, «Комсомольская правда» выпускает местную газету «Петербург-экспресс». Питерские же издания, напротив, делают попытку выйти на российский и московский рынки («Санкт-Петербургские ведомости»).
В районах, экономика которых близка по структуре к преимущественно сельскохозяйственным, напротив, спектр местных изданий значительно уже, а экспансия центральной прессы заметнее. Типологическая структура прессы развернута не полностью: большинство газет, за исключением немногих бесплатных рекламно-информационных и газет-»телегидов», работает в нише традиционных общественно-политических изданий, что неминуемо приводит к высокой конкуренции и в итоге к спаду тиражей.
Типология региональной прессы. К типологии региональных изданий сегодня вполне подходит трехрядная модель, применяемая обычно к всероссийским изданиям:
1. печатные СМИ, адресуемые «всем» (в пределах своего ареала распространения) и повествующие «обо всем». К ним можно отнести традиционные общественно-политические газеты, переживающую бум информационно-рекламную увеличивающую тиражи «прессу массовой культуры».
2. СМИ, адресуемые определенному социальному слою и поэтому имеющие более узкую область информационного внимания: деловая, новая партийная, культурно-просветительная, пресса национально-этнической консолидации, пресса социальной защиты, молодежная, спортивная и т.д.
3. СМИ узкоспециализированные и по социальному адресу, и по области информационного внимания: аннотированные телепрограммы, женская, детская, аграрная пресса, а также пресса для садоводов и огородников, эротическая, пресса здоровья, любительских увлечений и т.д.
В конце XX в. при общем количественном росте периодики происходило закрытие ряда традиционных местных изданий, сокращение их тиражей. Освободившееся информационное пространство немедленно заполнялось другими изданиями. Происходили и качественные изменения - типологический спектр региональных изданий усложнялся, совершенствовался, «подтачивался» под нужды конкретного региона. Однако типологическая структура региональной прессы в целом сложилась в первой половине 1990-х годов. К 1996 г. «процесс адресной и тематической дифференциации российской газетной прессы достиг своего апогея» и наметилась «встречная, интеграционная тенденция, находящая выражение, в частности, в «сращивании» газетных типов». Многие новые издания, находясь в стадии поиска собственного профиля, не раз меняли свои характеристики. Поэтому отнесение областных и местных газет к тому или иному типу достаточно условно: реальные издания могут иметь лишь основные черты «идеального» типа. Среди универсальных изданий, адресуемых «всем» и повествующих «обо всем», - традиционная общественно-политическая пресса. Ее главные функции - информационная, обзорная, аналитическая. Все остальные - рекламная, развлекательная и т.д. - присутствуют обычно в качестве второстепенных. Основной предмет освещения - местные события, аудитория - самая широкая и в рамках своего региона. Традиционно издания этого типа имели ежедневную периодичность (или 5 раз в неделю), но в последнее время появляется все больше еженедельников и даже ежемесячников. Изменение периодичности изданий повлекло за собой качественное изменение их содержания: усиление аналитичности, изменение новостной структуры, увеличение объемов материалов, рекламных и развлекательных блоков и т.д.
Появилось немало новых общественно-политических газет. И все же этот газетный тип ныне характеризуется режимом суженного воспроизводства, поскольку (особенно с середины 1990-х годов), снижается его доля среди новых российских газет. В 1995-1997 гг. она (общественно-политическая пресса) по этому показателю уступила лидерство энергичной информационно-рекламной прессе.
Традиционная универсальная пресса оказалась активно вовлечена в общие кризисные процессы, происходящие на отечественном рынке информации, связанные прежде всего с неблагоприятными социально-экономическими факторами. К тому же ниша общественно-политических изданий уже давно плотно заполнена, пресса рекламная проходит этап становления. Кроме того, состояние читательского кошелька диктует жесткий выбор - в итоге самыми высокотиражными оказываются наиболее дешевые и бесплатные издания. Тиражи местных общественно-политических изданий повсеместно, за редкими исключениями, падают.
Нельзя сбрасывать со счетов и уже вполне заработавшие рыночные механизмы - конкуренцию между изданиями, распространяемыми на одной территории. Снижение тиражей традиционных местных и областных газет происходит и за счет вытеснения их с рынка: а) местными газетами, как новыми, универсального типа, так и рекламно-информационными (последние - за счет бесплатного распространения); б) региональными выпусками центральных изданий, которые имеют поддержку всей мощи общероссийского издания (финансы, издательский комплекс, творческий потенциал редакционного коллектива), одновременно дают читателям общероссийскую и местную информацию. Ряду центральных изданий (прежде всего «Комсомольской правде», «Аргументам и фактам», «Московскому Комсомольцу») все же удалось закрепиться в провинциальной аудитории во многом за счет публикаций специальных региональных приложений. Но одновременно им пришлось пожертвовать свои содержанием, трансформируясь в сторону от качественно газеты к массовой. Особенно это заметно на «Аргументах и фактах», которая за прошедшее десятилетие из газеты для интеллектуалов и социально активных граждан превращаясь в типично массовое издание, достаточно активно эксплуатирующее потребительские вкус читателя, бульварные темы.
В рамках универсальной прессы можно выделить два полюса: качественный, с преобладанием функций аналитических и информационных, и массовый, с усилением развлекательных функций, с акцентом на скандальность, сенсационность и т.д. Традиционные общественно-политические издания обычно реализуют модель качественно-массовую, а новые активно разрабатывают модель массового, реже качественного (аналитического) издания.
Пресса массовой культуры (или информационно-развлекательная) - совершенно новая для регионального информационного ландшафта модель издания. Наряду с развлекательными в них активно используются материалы скандально-сенсационного, справочного и консультационного характера. Стремление соответствовать «человеческим интересам» (по заповедям основателя «желтой» прессы У. Р. Херста, это прежде всего самосохранение, любовь и размножение, тщеславие) делает прессу массовой культуры многоликой, как сами эти интересы: пресса чудес, ужасов, скандалов, эротическая, астрологическая, юмористическая и т.д.
Информационно-аналитические издания - это естественно возникающий противовес массовой прессе с «клубничным ароматом», расцветающей на региональном поле. Перспективность выдвижения на первый план аналитической функции одновременно поняли региональные представители прессы центральной и местной.
«Качественная газета - для уважаемых читателей» В действительности удержаться в этой нише региональному изданию, не избалованному рекламой, совсем не просто. Их качество не всегда соответствует маркировке информационно-аналитического издания. Информационно-рекламная пресса - принципиально новый для областного и краевого уровня информационно-коммуникативный феномен. Тиражи изданий этого типа, как правило, в несколько раз превышают тиражи традиционных общественно-политических газет. Высокие тиражи рекламных изданий в определенном смысле «душат» традиционные газеты, отнимая у них рекламодателей.
Большинство рекламно-информационных изданий начинали свою жизнь как бесплатные. Такую тактику используют сегодня многие новые издания, стараясь попасть в фокус читательского внимания. Те, кто сумел заинтересовать рекламодателей и организовать распространение на довольно больших территориях, закрепились в этой нише. Другие, менее удачливые, просто закрылись, но на смену им тут же пришли новые. В некоторых областях сегодня выходит 5 и более бесплатных рекламных изданий, конкурирующих друг с другом. Довольно большая часть бесплатных рекламных газет пошла по пути включения в содержательную структуру большого блока информационных материалов и распространения своих изданий по подписке и в розницу. Просматривается тенденция выпуска бесплатных газет, близких по типу к универсальным изданиям.
Бурный рост продемонстрировала в начале 1990-х годов и деловая пресса. К середине десятилетия информационная ниша заполнилась, и сейчас деловая пресса развивается в режиме воспроизводства. Тиражи этих сравнительно новых газет, переживших бум читательского интереса, в основном стабилизированы.
Продолжает развиваться и местная пресса «третьего типа», т.е. ориентированная на более узкие читательские аудитории и дающая информацию более ограниченного спектра. Среди подобных изданий можно выделить спортивные, дачные, медицинские, рассчитанные на определенные аудиторные группы - женские, детские; посвященные автоновостям. Формируется рынок семейной прессы, возникают газеты социальной защиты, появляются время от времени и издания с экзотическими маркировками: «газета для среднего класса» и др.
Становление типологической картины региональной прессы происходит под перекрестным воздействием двух основных противоположных тенденций: «дифференциации» (учета тематических интересов узких аудиторных групп) и интеграции, «массовизации» (учета интересов всех жителей, попытки освоить дополнительные, прежде не свойственные изданию аудиторные группы).
Группа изданий по адресу распространения. Основным параметром, определяющим качественные и количественные характеристики местной прессы, условия ее функционирования, является ареал ее распространения. В целом она развивается в рамках структуры, сложившейся еще в советский период в соответствии с существующим административно-территориальным делением РФ.
Областная и краевая пресса до 1990 г. почти вся была партийно-советской и имела определенный и стандартный набор изданий, соответствующий статусу региона: одна ежедневная общеполитическая газета, одна молодежная, в городах-миллионерах издавалась также вечерняя газета, а в некоторых городах выходили зональные литературно-художественные журналы. Активизация социально-экономических и общественно-политических процессов привела к коренному изменению типологической структуры прессы областного и краевого уровней. В ней в минувшее десятилетие наиболее интенсивно протекали процессы создания изданий новых типов: рекламно-информационных, деловых, программ телевидения, газет частных объявлений, развлекательных изданий и т.д.
Районные издания, идя вслед за читателем, имеют свое, весьма «патриархальное» содержание, свой умеренный стиль, свое лицо, спокойное, без гримас, присущих прессе крупных мегаполисов. Приоритетная тематика районных газет - Закон о пенсиях, потеря сбережений населения в результате краха местных банков, детские и другие пособия, проблемы выживания. Возможно, районные газеты не всегда устраивают своего читателя по качеству исполнения, но ни одна центральная газета с высот своего взгляда на мир спускаться к читателю не будет. Поэтому районкам обеспечена долгая жизнь. Еще одно их немаловажное достоинство - доступная цена. Но это же обстоятельство делает весьма проблематичным рост их качества.
Проблема районных изданий - прямая зависимость от властных структур, которая сегодня еще более сильна, чем от прежних хозяев - райкомов. Фактически это муниципальные предприятия. Ситуация усугубляется тем, что бюджет многих районов находится на нуле, местные предприятия не функционируют: дотации мизерны, рекламы мало. Но даже самоокупаемые районные газеты не спешат расставаться с местными властями: вдруг изменится экономическая ситуация и они останутся без всякой поддержки.
И все же районки выживают, в ряде мест функционируют независимые от администрации издания; некоторые газеты трансформируются в рекламно-информационные, что дает им возможность даже расширить ареал распространения. Рекламные газеты районного уровня - новое, но довольно перспективное направление, особенно если редакция опирается на прочную полиграфическую базу.
Чрезвычайно важным для местных печатных СМИ остается вопрос об их техническом и ресурсном обеспечении. Развитие местных полиграфических баз - самая серьезная проблема. В большинстве регионов есть одно государственное издательство - местный монополист, и это сдерживает развитие печатных СМИ, увеличивает их стоимость, влияет на качество региональных издании.
В целом бюджет местных изданий складывается из доходов от рекламной деятельности, реализации тиража, внегазетной деятельности, госдотаций или средств учредителя. Соотношение этих составляющих зависит от многих факторов: экономического положения региона, наличия или отсутствия в нем успешных предпринимателей, готовых не поскупиться на рекламу, обеспеченности населения, зависимости редакции от местных властей и ее собственной деловой активности.
Главной проблемой региональных печатных изданий все последние годы остается проблема взаимодействия с местными властями, которые продолжают воспринимать прессу не как социального партнера, а как информационный придаток к руководству Города, области, края. Последние исследования, проведенные Независимым институтом коммуникативистики, выявили три разновидности взаимодействий между местной властью и прессой: квазисоветские, инновационные, и мутантные, т.е. квазисоветские по сути, но мимикрирующие под современные инновационные. К сожалению, отсутствие экономической свободы у большинства региональных СМИ и, в силу этого, зависимость от местных властей, не позволяют местной прессе преодолеть и другие недостатки развития: несоответствие реальной типологической структуры запросам региональной аудитории, диспропорции в контенте региональных газет, ослабление нравственного императива в региональной прессе.
Необходимо обратить внимание на то, какие социальные функции присущи региональным СМИ. Сразу условимся, что термин функция (от лат. functio ~ исполнение) мы будем понимать как разнообразные «обязанности» СМИ и характер их исполнения.
В качестве важнейшей, или лучше сказать, первой среди равных, следует назвать информационную функцию современных СМИ. Каждый человек в отдельности и общество в целом имеют суверенное право на получение интересующей их информации без каких-либо ограничений (за исключением сведений, касающихся частной жизни). Это всеобъемлющее право определено Декларацией прав человека и записано в конституциях всех демократических государств. Причем важно подчеркнуть, что речь идет об объективной, достоверной, не интерпретированной в угоду тому или иному политическому течению информации. Люди хотят знать факты, и СМИ обязаны сообщать им именно факты, а не свое мнение об этих фактах.
Это вовсе не значит, что информация всегда и во всех случаях должна быть лишена какой-либо тональности и окраски, журналисты не должны иметь собственного мнения по поводу сообщаемых фактов. Все дело в том, какая задача стоит перед журналистом и какую функцию в том или ином случае выполняет орган массовой информации. В качестве примера продемонстрируем это положение на деятельности журналистов различных телевизионных компаний.
Программа «Время» I канала, или «Вести» Российского телеканала, или ежедневные выпуски программы «Сегодня» НТВ - это своеобразные информационные бюллетени, рассчитанные на максимально массовую аудиторию. Именно в них подавляющее большинство наших соотечественников черпают сведения о событиях текущего дня. Здесь не место для детального анализа и подробного комментирования. Задача выпусков - максимально точно, подробно и достоверно сообщить обо всем, что произошло за день. Сообщить только факты, по возможности не упустив ничего существенного. Объяснение этих фактов, поиск причинно-следственных связей различных событий, определение перспектив и тенденций - задача других передач (например, «Зеркало» РТР, «Постскриптум» ТВЦ) и других журналистов. Выполнение информационной функции СМИ предполагает сообщение фактов, отделенное от мнений тех или иных политически ангажированных лиц.
Пропагандистская функция. Стоит ли нам отказываться от пропагандистской функции СМИ только потому, что у западных журналистов аллергия на слово «пропаганда»? Зачастую журналистика «свободного мира» отождествляет пропаганду с отсутствием объективности, неприятием политического плюрализма, бессовестной прокоммунистической трескотней. Однако все эти признаки почти сразу ушли из отечественных СМИ с наступлением эры гласности, упрочением свободы слова, настойчивым движением страны к гражданскому обществу. А глубинная суть пропагандистской функции СМИ, определяемой как постоянное целенаправленное воздействие на аудиторию с целью утверждения определенного образа жизни, политических и духовно-нравственных ценностей остается.
Пропагандистская функция в такой трактовке пронизывает всю деятельность журналистской системы. И суть ее не меняется, когда некоторые исследователи предлагают другое название, например, социально-педагогическая функция. Надо помнить, что политические, экономические и прочие условия существования общества постоянно меняются, видоизменяется даже среда обитания человека, и помочь аудитории адаптироваться к этим изменениям - важнейшая социально-педагогическая задача СМИ.
Иногда социально-педагогическую функцию определяют также как управленческую. Фактически все функции СМИ пересекаются между собой: информационная вливается в пропагандистскую, управленческая - в социально-педагогическую. И все же представляется рациональным выделить как самостоятельную функцию социального управления, хотя речь, конечно, идет не о буквальном регулировании государственной и общественной жизни, но об обязанности СМИ донести до каждого гражданина страны общеобязательные нормативные акты, принимаемые властными структурами, разъяснить действующие законы и предписания, мобилизовать население на их исполнение, воспитать в гражданах законопослушание (чего так не хватает российской публике), а в случае несоответствия действующих законов международным нормам, правам человека или просто неэффективности тех или иных статей - привлечь к ним внимание общественности и законодателей, добиваться приведения законов в соответствие с современными требованиями. Одним словом, выполнение функции социального управления предполагает пропаганду образа жизни, соответствующего правовым нормам данного общества.
СМИ должны развлекать, но никто не вправе лишить их организаторской функции. Организаторские возможности пресса демонстрирует опосредованно - при проведении пропагандистских кампаний или, скажем, умелого распространения правовых знаний (социально-педагогическая Функция). Но кроме таких форм проявления организаторской функции СМИ есть все основания говорить о непосредственно-организаторской деятельности. Непосредственно-организаторская функция СМИ проявляется в выполнении чисто журналистских задач: проведение «круглых столов» в печатной периодике, радиопереклички и радиомитинги, телевизионные программы с привлечением массовой аудитории (от телемостов до ток-шоу). Сюда же можно отнести внедрение в повседневную жизнь чисто журналистских находок: массовое распространение викторин, придуманных в 30-е годы еще в «Огоньке» Михаила Кольцова; перешедшие границы России интеллектуальные телевизионные игры 60-70-х годов: «КВН», «Что? Где? Когда?»; полюбившиеся аудитории «Голубые огоньки», ушедшие с экрана, но живущие в учреждениях и учебных заведениях.
Рекреативная функция СМИ. Рекреация - отдых, восстановление человеком сил, затраченных в процессе трудовой деятельности. Некогда отношение к этому виду журналистики было снисходительным, словно рекреативная функция относится к числу второстепенных. Но функция развлечения в прессе так же естественна, как естественно стремление человека к отдыху, веселью. Тем не менее, нельзя идти на поводу у части аудитории и всю деятельность органов массовой информации сводить к круглосуточному развлечению, как это делают некоторые коммерческие радиостанции (добившиеся, впрочем, неплохих рейтингов).
Вполне объяснимо, почему функция развлечения слабо выражена в печатной периодике и широко используется в электронной прессе. Читать - это работа. Читать прекрасную литературу - это наслаждение, но одновременно - напряженный труд мысли, интеллекта, чувств. Появление в газете произведений развлекательной литературы, нередко используемой для поднятия тиража, с некоторой натяжкой можно отнести к выполнению прессой рекреативной функции. Напрямую в этот раздел входит публикация викторин, кроссвордов, ребусов, разнообразных психологических тестов, гороскопов и прочего. Радио - слушают. Слушать по радио музыку, художественное чтение, трансляция спектаклей и концертов - развлечение. Телевизор - смотрят. Смотреть многочисленные развлекательные программы - отдых.
Чрезвычайно важно, когда функция развлечения «перетекает» в культурно-просветительскую функцию СМИ. Ее элементы присутствуют во многих познавательных и занимательных публикациях и программах, но есть газеты и журналы, радиопередачи и телепередачи, которые целиком посвящены соответствующей тематике. В печатной периодике, кроме специальных публикаций в массовой прессе, сюда можно отнести целый спектр научно-популярных изданий. Общеизвестна просветительская деятельность российского радио, где большой популярностью пользуются передачи, содержащие полезные сведения, советы и рекомендации в области медицины, права, садоводства, коллекционирования и т.д.
Важно не путать культурно-просветительскую функцию с образовательной, поскольку к последней относятся всевозможные регулярные публикации и циклы передач с дидактическим материалом.
В последнее время многие исследователи в качестве одной из главных стали выделять интегративную функцию СМИ. Подобное мнение представляется справедливым, поскольку в современном обществе, разобщенном государственными границами, национальными особенностями, религиозными пристрастиями и материальным неравенством, ни один идеологический институт не может выполнять той консолидирующей роли, какую играют средства массовой информации. Интегративная (консолидирующая, объединяющая) функция должна решаться всей совокупностью газетно-журнальных, радио- и телевизионных материалов, разделов и направлений журналистской работы в каждом органе массовой информации и всей системе средств массовой информации. Эта функция - главенствующая в формировании идейной позиции издания, программной и вещательной политики теле-радиоканалов. Каждая редакция в полной мере должна осознавать собственную ответственность при использовании материалов, рассказывающих о национальном противостоянии, различных разногласиях, межгосударственных и межрегиональных проблемах, религиозной нетерпимости и т.д.
Как видим, региональным СМИ присущ широкий спектр общественных функций, каждая из которых в тот или иной период исторического развития либо увеличивала свою значимость, либо приглушала ее или вообще исчезала. Таковы общественные обязанности СМИ.

Список литературы
1. Шкондин М.В. Средства массовой информации: системные характеристики/ М. В. Шкондин. – М, 1995.
2. Федоров В. И. Дальний Восток. Средства массовой информации в условиях борьбы местных политических, административных и финансовых элит./ В.И. Федоров// Власть и управление на Востоке России. – 2004. - №4. – С. 129-134.
3. Средства массовой информации России: Учеб. Пособие для студентов вузов / М.И. Алексеева, Л.Д. Болотова, Е.Л. Вартанова и др., Под ред. Я.Н. Засурского. – М.: Аспект Пресс, 2005.
4. Информационная политика органов местного самоуправления: Сб. нормативных актов. – Обнинск: Изд-во Института муниципального управления, 2002.
5. Региональные средства массовой информации и демократия в России: размышление над итогами исследования // Пресс-служба. - 2006.-№4. – С.14 – 21.
6. Кошевой Д. «Губерния» всегда с нами. //Тихоокеанская звезда – 19 декабря 2008г.
7. Деловая пресса в регионах // Медиа Атлас – 13 ноября 2008 г.
8. Как издатели воюют за кадры // Работа.ru – 2008г.
9. А. Ефремов. Общественная значимость деловых журналов. // Индустрия рекламы, 2008г.
10. С. Салтанова. Печатный рынок Хабаровска.// Печатник.com.- 26 марта 2006 г.
11. А. Мариинский. СМИ Дальнего Востока // Приамурсие ведомости.-1 января 2007 г.
12. Н. Важдаева. Какие были передачи. // Новые известия.- 2007 г.
13. Рейтинг печатных СМИ. // TNC-2008 г.
 


04.09.2017 | Устранение недостатков судебных решений
Как устраняются недостатки судебных решений на современном этапе развития судебной системы

04.09.2017 | Статья. Профессиональная речь юриста
Что такое речь юриста?

04.09.2017 | Понятие о добре и зле в дагестанской литературной сказке
Добро и зло в национальных сказках

© 2012-2017 Dagdiplom (с)   
Все права защищены. All rights reserved.
Зачем идти к другим, когда есть Мы!
При копировании обратная ссылка обязательна